На Донбассе Великий Новгород знают не понаслышке: «Есть русский народ, а есть администрация, чиновничий аппарат». Воспоминания беженцев

Воистину: мир тесен. Встретить на Донбассе человека, связанного с Великим Новгородом, человека, жившего в Великом Новгороде — я, признаться, не ожидал. Но — встретил, и даже не одного, а двух — семейную пару: депутата Верховного совета ДНР первого созыва Сергея Куца и его супругу Марину.

Они сами не из Новгорода, они из Донецкой области, но в тяжелые дни, когда в республике гремели бои, отправились в наш город.

— Когда вы приехали в Новгород?

— Мы приехали в Великий Новгород в июле 2014 года — после выхода Игоря Стрелкова из Славянска и ухода его гарнизона в Донецк, который, в большей степени, и спас Донецкую и Луганскую Республики от — фактически — поголовного уничтожения, — рассказал Сергей.

Нет, беженцами их можно было бы назвать только формально. Когда начались обстрелы, Сергей, как любой настоящий мужик, решил вывести жену из зоны боевых действий. К тому же, в Донецке, поскольку сами они из Белозерска, у них были серьезные проблемы: жить негде, питаться не на что.

— Никто отсюда не убежал, я просто ее вывез. Здесь у нее жил брат, Сергей. Сам он из Горловки, приехал работать по приглашению в «Акрон». Я думал сразу вернуться. Но решил немного побыть с женой, чтобы она успела акклиматизироваться. Начали работать, чтоб ни у кого не сидеть на шее. Помог Василий Кузин, большое ему спасибо. Он помог мне устроиться на стройку. У него строительная фирма. Это нас практически спасло. Но вопрос с жильем все равно стоял ребром, так как сам Сергей жил в общежитии и к нему в скором времени должна была приехать его семья. И здесь нам помогла Галина Ярцева, — поведал Сергей.

— Как вы с ней встретились?

— Марина как-то раз увидела объявление на остановке, что «Русский караван» собирает гуманитарную помощь на Донбасс, вещи, военную форму, бронежилеты, медикаменты. Мы поехали по этому адресу. Так мы и познакомились с Галиной. Она, в свою очередь, познакомила нас с одной женщиной, которая предоставила нам — бесплатно! — жилье. Целый дом в Трубичине из трех комнат был в нашем распоряжении! Ее звали Наталья Александровна — ту женщину, которая бесплатно дала нам жилье. Таких людей, конечно, мало. Она сказала: живите, сколько надо. Спасибо ей огромное! Так и жили: я продолжал работать на стройке, а Марина устроилась на кирпичный завод тоже в Трубичине, — продолжил Сергей свой рассказ. — Но душа за Донбасс все равно болела. И мы стали помогать «Русскому каравану». Меньше, чем за полгода груз гумпомощи был собран, и мы поехали в Донбасс, но это уже другая история, — добавил он.

— Какие, в целом, у вас впечатления от Великого Новгорода?

— Честно? Двоякие. Можно сказать, что отдельно существует русский народ и отдельно — чиновничий аппарат, который использует власть не во благо народа, но в своих корыстных целях, который использует власть во благо себя любимого. А русский народ — движущая сила, то, что спасает Россию в тяжелые времена, который никогда не продаст свою Родину, что бы ему не сулили. Мы убедились в этом на примере Донбасса: когда стало тяжело, в Великом Новгороде народ начал нести помощь. И народ показал, что он не изменился, не потерял те ценности, что изначально ему присущи — доброта, справедливость, самопожертвенность. Поэтому хочу передать низкий поклон всему русскому народу, всем жителям Великого Новгорода, «Союзу ветеранов», «Союзу десантников», бойцам ОМОНа, которые помогали Галине. Груз, который поехал на Донбасс — это все помогли русские люди. Это и есть Россия. Это — русский народ. А есть еще администрация, которая откровенно вредила, она, конечно, не может олицетворять русский народ. Нам помогал только русский народ, администрация лишь ставила палки в колеса, — посетовал Сергей.

И здесь в наш разговор вступила Марина:

— Мы приехали с открытым сердцем. Я все оправдывала. Все, что видела, все то, что моему мужу показалось не таким, странным... я все оправдывала, принимала Россию полностью, потому что это — моя родина. Я родилась в России. Но будем откровенными: нас вынудили уехать из Великого Новгорода, нам просто откровенно вредили. Кто именно – не стоит говорить. Вместе с расчетом мы потеряли общежитие, предоставленное работодателем. А работу найти было почти нереально, регистрацию тоже нужно было купить, но где и на что? А на нас натравили ещё и участкового, хоть придраться было не к чему. Кроме того, у Сергея не была продлена регистрация, а мою хотели аннулировать, запугивая человека, который мне ее дал, штрафом. И мы вынуждены были уехать, поэтому у меня очень противоречивое отношение к Великому Новгороду.

Да, чиновники, администрация — это проблема, их, что тут скрывать, человек не шибко интересует, отчетность — да, свое теплое место — да, а человек, интересы которого он должен защищать — нет. Что тут скажешь? Такие случаи происходят сплошь и рядом и не только с теми, кто приезжает в Новгород, но и с жителями города.

Сергей на этот счет очень точно подметил: есть русский народ, а есть чиновничий аппарат.

Отрадно одно, что, несмотря на отношение чиновников у этих милых людей, сохранилось достаточно много хорошего по отношению к городу, который, по вине некоторых товарищей, которых сложно отнести к русскому народу, принял их не слишком тепло.

Фото: "ВКонтакте".