Уральской девочке отломали голову, а у новгородки – украли туфельку

Памятник отцам, бросающим своих детей, простоял в Березовском, на Урале, меньше суток. Вандалы разбили статую маленькой девочки на куски: ей оторвали голову, отломали руки, скинули с постамента. Судя по повреждениям, девочку пинали ногами. А она всего лишь тянула руки и спрашивала: «Папа, ты где?»

История уральского памятника.

Деньги на него собирали люди неравнодушные. Новгородцы тоже такие: собрали и на памятник Балашову, хоть и долго тянулась эта история, и на Стелу воинской славы. В бронзовой девочке принимали участие и питерцы, и москвичи, и екатеринбуржцы. Роман Кашин, екатеринбургский скульптор, сам создал макет, сделал статую из железобетона, покрасил и установил. Проблема-то актуальная: сколько отцов забирает детей после развода? Статистика говорит, что смелыми оказываются меньше 10%. Да и то мне эта цифра кажется крайне оптимистичной. Впрочем, в ней не учитываются просто куда-то сбежавшие папаши из «гражданских браков» и те, чьи жены не подают на развод, надеясь на возвращение партнера. Мужчины бросают женщин с детьми-инвалидами, заболевших женщин, потолстевших и постаревших женщин… и детей заодно. Это наша российская реальность. Поэтому памятник «Папа, ты где?» - вполне в тренде.

Установили его на детской площадке на улице Анучина в Березовском. И было это  в начале сентября, совсем недавно. Аналогичную статую хотели 17 сентября установить в центральном парке Екатеринбурга, а теперь сомневаются: возможно, вандалами были озверевшие отцы-алиментщики, которым такая статуя – нож острый? Эти и вторую статую раскрошат. Может, лучше сделать ее из бронзы, как новгородскую туристку, и тогда пусть приходят с бензопилой. Хотя проще, наверное, не бросать своих детей.

А к нам пришли с болгаркой?

Сложно понять, как, но туфлю у туристки на набережной реки Волхов выломали.  Не далее, чем в этом августе. Правда, полиция тут же задержала похитителей, но памятник они все-таки попортили. Однако акта вандализма мы ждали 8 лет – туристка сидит на граните с 2009 года, благодаря скульптору Вадиму Боровых и меценату Николаю Сумарокову, а на Урале – вон как быстро отреагировали. Может быть, дело в материале? Как только что видится хрупче чугуна, так сразу ручки чешутся у некоторой, не обремененной интеллектом части населения? А с металлом надо все обдумать и спланировать?

Но нет – у бронзового Петра Алексеевича с набережной реки Гзень украли в 2014 году саблю. Пять лет собирались, но все-таки украли. У изобретателя Ползунова, что неподалеку от вокзала, какие-то отщепенцы выломали часть двухтактного парового двигателя – кажется, так и не восстановили. Про Петра I тоже не в курсе: Владимир Еремин, который сейчас возглавляет Демянский муниципальный район, обещался починить в кратчайшие сроки. Починили? Надеюсь, что да.

4WhDUe8o3CI

Был у нас памятник семье: мама с сумкой и папа с ребенком, а ребенок с вертушкой. Памятник был бетонный, в авангардной манере, но очень интересный. Раскрасили, что-то там сломали, пришлось памятник переместить во двор дома Николая Сумарокова: тот, что с кошкой на карнизе и чугунной капустой на грядке.

А вот 13 сентября 2017 года повредили памятник электромонтеру. Кому-то понадобилось оборвать цепь, которой монтер прицеплен к столбу. Зачем? Непонятно. Два ладно монтер - памятник культуры, охраняемый ЮНЕСКО, используется для того, чтобы выколупывать оттуда камни, огораживать или костры для пикничков, а, подпив, можно на стене XIV века и написать что-нибудь похабное.

 c7ZxZU0XR4

Вандалы разбили антивандальный фонарь

В 2010 году у Ганзейского фонтана неизвестные разбили 6 антивандальных фонарей, которые были вмонтированы в брусчатку около одной из двенадцати яблонь, высаженных вокруг самого фонтана. Тут-то было понятно: из принципа. Доказать, что антивандальный фонарь – вандалонеустойчивый. И в случае с туристкой – можем отломать, сильные. В случае с белой скульптурой – а это наш гражданский протест против модернизма. Яйца коню покрасить на памятнике Победы – хи-хи, смешно, йумор! Ну, уральская девочка пострадала больше всего: а нечего тут напоминать о всяком неприятном, не твое собачье дело, скульптор!

Я вот думаю, что не зря украсили вход в галерею в Диалоге статуей на ходулях: не допрыгнешь, не раскрасишь. Теоретически можно все арт-объекты выносить в труднодоступные места, чтобы шаловливые ручонки, прикрученные к безмозглым головушкам, до них не дотягивались. И я уже начинаю склоняться к тому, что это будет правильное решение, потому что на все статуи не напасешься антивандальных стекол, решеток, сеток, колючей проволоки, заборов и полицейских. Но во что тогда превратится город?

Единственного вандала, которого можно простить – это пчел. Они пару дней назад съели восковые заготовки к памятнику 50-летию ВИА Ариэль. Сам памятник будет бронзовый, потому что это Челябинск, но макеты даже в Челябинске делают из мягких материалов – вот они и пострадали, превратившись в соты. Пчелам не объяснить: у них хоть и коллективный разум, но все равно слабенький. А человеку объяснить можно хотя бы попытаться.

Эй, парень, подь сюды, чего скажу!

Психологи говорят, что вандализм – это проявление агрессии к обществу или способ самовыражения. Из чего можно сделать вывод, что в обществе либо растет количество озлобленных на это самое общество людей, либо люди не имеют возможностей  самовыражаться другими способами. И то, и другое плохо звучит, потому что означает, что люди эти никому не интересны. И сами себе они не очень-то интересны. Заставить проявлять кого-то социальную активность нельзя – можно только убедить, но убеждать-то как раз некому (за исключением инспекторов полиции), некогда, да особенно и не хочется.

Вандала можно поймать и наказать. Это даже просто. А вот направить его энергию в общественно полезное русло и желательно до того, как она выплеснется в виде краски на металлические конские причиндалы – это сложно. Сложно потому, что у нас и специалистов-то таких нет, по глубинному анализу общества. Глубинка есть, а глубинного анализа – нет. Это к властям нашим обращение: пересмотрите отношение к вопросу. Мне кажется, это острые вершинки больших социальных проблем.

Я бы хотела обратиться к тем, кто портит стены, статуи и церкви: ребята, если вам хочется что-нибудь нарисовать ночью – зарисовывайте граффити наркодилеров. И не просто каракулями, а рисунками: люди только спасибо скажут. И даже мэрия: кажется, она красивые граффити одобряет как своего рода достопримечательность.  Если вам хочется что-то сломать – попробуйте что-то построить или убрать. Я знаю, конечно, что это все – разговоры в пользу бедных, но удалось же Тимуру Гайдару переубедить Мишку Квакина. Вдруг и у меня получится?

 

Фото электромонтёра – kolmovo.ru, фото Петра I – интернет-издание «Прямая речь».