Гособвинение просило реальный срок для бывшего следователя СУ СК Дынькова. Суд приговорил его к условной мере наказания

Сегодня Боровичский районный суд завершил рассмотрение многострадального, «долгоиграющего» уголовного дела, возбуждённого ещё в сентябре 2014 года в отношении бывшего следователя Боровичского МСО СУ СК РФ по Новгородской области Василия Дынькова. И завершил его, скажем так, неожиданно. В то время как в судебных прениях сторона обвинения просила назначить ему 2 года лишения свободы в колонии-поселении, судья Светлана Степанова ограничилась 2 годами условного лишения свободы. Да ещё и освободила Дынькова от наказания «в связи с амнистией».

Как мы уже сообщали, уголовное дело в отношении Дынькова было возбуждено после того, как жительница Боровичей пенсионерка Вера Белокурова съездила на личный приём к руководителю СК РФ Александру Бастрыкину и пожаловалась на качество проведённого Дыньковым расследования по уголовному делу по «факту смерти» её мужа Владимира Белокурова. Суть претензий сводилась к тому, что, вопреки и логике, и показанию очевидца преступления Виктора Егорова, следователь Дыньков привлекал к ответственности лишь единственного из троих (некоего Дмитрия Михайлова), принимавших участие в избиении пожилого человека, и не по естественной в таких случаях ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего), а по «лёгонькой» ч. 2 ст. 116 УК РФ (побои), где максимальный срок лишения свободы – всего-то 2 года.

По заявлению Белокуровой была проведена проверка специалистами центрального аппарата СК РФ. После чего Дыньков был отстранён от проведения следственных действий по этому делу, потом уволен со службы в СУ СК и, наконец, привлечён к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 303 УК РФ, предусматривающей ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу.

Следствие пришло к выводу, что Дыньковым были сфальсифицированы два документа, имеющие доказательную силу.

При проведении проверки показаний свидетеля Егорова присутствовал только один понятой, а в протоколе, составленном Дыньковым, стояли две подписи. Как было установлено в ходе следствия, подписи «второго понятого» должны были принадлежать студентке юрфака НовГУ Евгении Г-вой, но вот беда – сама она утверждала, что в июле 2014-го года, когда Дыньков проводил ту проверку показаний, находилась далеко от Боровичей – в Мурманской области и, следовательно, не могла ни участвовать в «следственном действии», ни поставить свои подписи в протоколе, посвящённом оному.

Второй документ, вызвавший оценку следствия как незаконный, – протокол проведения следственного эксперимента с участием всё того же Егорова. В тот протокол следователь Дыньков собственноручно внёс запись: «Понятым и статисту задан вопрос про видимость, на который поступил ответ: видимость плохая», которая искажала суть проведённого следственного мероприятия в пользу позиции Михайлова.   

С точки зрения стороны обвинения, в ходе судебного разбирательства была полностью доказана вина бывшего следователя в совершении фальсификации доказательств по тому уголовному делу. По совокупности двух преступлений гособвинение просило суд назначить Дынькову 2 года реального лишения свободы в колонии-поселении.

– Однако суд, – сообщил прокурор Боровичского района Константин Пешко, –  согласившись с предъявленным Дынькову обвинением, назначил наказание в виде 2 лет лишения свободы условно с лишением права занимать должности на государственной и муниципальной службе сроком на 3 года. Но от наказания Дыньков освобождён по амнистии. Кроме того, принято решение о взыскании в пользу Белокуровой 20 тысяч рублей в качестве оплаты за участие в процессе её представителя адвоката Мельниковой.

Как добавил Константин Пешко, решение об обжаловании приговора в апелляционном порядке органами прокуратуры пока не принято.

И это, наверное, всё. Можно, в общем, сказать: бывший следователь отделался лёгким испугом.

Вера Белокурова удовлетворена только тем, что приговор вынесен – обвинительный. Что же до меры наказания… Она, скорее всего, стала бы оспаривать приговор. Но дело в том, что ещё в декабре прошлого года подсудимый Дыньков заявил ходатайство об отстранении вдовы Белокуровой от участия в производстве по делу в качестве потерпевшей. И нашёл полное понимание у судьи Степановой. Белокурова, находившаяся в статусе потерпевшей с 2015-го года, с чем, кстати, был согласен и нынешний прокурор области Андрей Гуришев, утвердивший обвинительное заключение, в одночасье была лишена этого статуса. Более того, удалена из зала судебного заседания по ходатайству адвоката подсудимого.

Так что теперь, после того как вдова «выведена из игры», в этом деле она – никто. И обжаловать судебный акт не имеет права.

Бывший следователь может спать спокойно. 

Фото автора. На снимке - вдова Вера Белокурова на могиле мужа.