На грани абсурда, или Выборочное правоприменение в случае Павла Дурова

Если честно, это смахивает на травлю. Я имею в виду разгоревшийся с новой силой скандал с Павлом Дуровым и перспективой закрытия мессенджера Telegram. Адекватных причин со стороны Роскомнадзора может быть две. Либо срочно понадобился «козел отпущения», на которого можно было бы хотя бы частично свалить огрехи по расследованию терактов в метро Санкт-Петербурга 3 апреля и одновременно продемонстрировать активность со стороны ФСБ.

Либо деятельность господина Дурова чем-то не угодила представителям власти. В последнем случае можно только гадать чем: то ли оказался слишком жадным, то ли не захотел делиться какой-то информацией. В любом случае, даже если это предположение справедливо, в ближайшее время сведения не откроются. Не в этом суть, но в том, что нападки на господина Дурова имеют характер явной провокации. Несмотря на то, что на первый взгляд все выглядит вполне законно.

Напомню, что основанием для скандала послужил отказ основателя Telegram выдать спецслужбам «ключи для дешифрации». Дело в том, что, по сообщению «Интерфакс», которое, в свою очередь, цитирует ЦОС ФСБ России, «получена достоверная информация об использовании террористом-смертником, его пособниками и зарубежным куратором мессенджера Telegram для сокрытия своих преступных замыслов на всех стадиях организации и подготовки террористического акта». Более того, ФСБ уверенно заявляет, что Telegram на отличном счету у террористов, поскольку дает «возможность создавать секретные чаты с высоким уровнем шифрования передаваемой информации». Но насколько требование Роскомнадзора правомерно — вот в чем вопрос.

С точки зрения господина Дурова — неправомерно абсолютно. Вот как основатель Telegram излагает собственную позицию на своей странице «ВКонтакте» (поскольку, на мой взгляд, его ответ весьма важен — приведу его полностью):

«Глава Роскомнадзора заявил, что Telegram должен выдать спецслужбам “ключи для дешифрации”, чтобы те могли читать переписку пользователей и ловить террористов. Это требование не только противоречит 23-й статье Конституции РФ о праве на тайну переписки, но и демонстрирует незнание того, как шифруется коммуникация в 2017 году.

В 2017 году обмен секретной информацией построен на оконечном шифровании, к которому у владельцев мессенджеров нет и не может быть “ключей для дешифрации”. Эти ключи хранятся только на устройствах самих пользователей. Хотя Telegram был пионером этой технологии, сегодня оконечное шифрование используют все популярные мессенджеры, включая WhatsApp, Viber, iMessage и даже Facebook Messenger.

Потенциальная блокировка Telegram никак не усложнит задачи террористов и наркодилеров – в их распоряжении останутся десятки других мессенджеров, построенных на оконечном шифровании (+VPN). Ни в одной стране мира не заблокированы все подобные мессенджеры или все сервисы VPN. Чтобы победить терроризм через блокировки, придется заблокировать интернет».

Согласитесь, точка зрения господина Дурова выглядит весьма убедительно и логично, тогда как обе эти характеристики в случае с Роскомнадзором сильно страдают и напоминают, не будем кривить душой, откровенный произвол. Или, если выражаться дипломатичней, грешат странной избирательностью, которою можно определить как «выборочное правоприменение». На месте Telegram мог оказаться любой другой мессенджер или социальная сеть. Да и не лишним будет напомнить, что в деле организации терактов себя неплохо зарекомендовали обычные СМС-сообщения и одноразовые телефоны. Так что же, и их тогда запретить?! Абсурд. Причем полный.

В подтверждение своей точки зрения сошлюсь на мнение интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева, который в интервью «Коммерсантъ FM» заявил: «Поэтому случай с Telegram — это как выбрать машины одной определенной марки определенного цвета и сказать, что они наиболее популярны у террористов, давайте их запретим. Одинаковая логика».

И какой отсюда вывод? Не надо обладать выдающимися умственными способностями, чтобы понять, что ситуацией с господином Дуровым пытаются, как минимум, сместить народное внимание с более насущных вещей на менее. Ведь закрыть Telegram куда проще, чем найти и наказать виновников теракта. А так получается, что отыскали тех, кто вроде бы как причастен, то есть тех, по чьей системе передавались мгновенные сообщения, и закрыли. Маленькая, но все равно победа доблестных служителей правопорядка. Представить к наградам!

Фото из открытых источников.