Завтра Старая Русса отпразднует День своего освобождения. Публикуем письмо фронтовика

Завтра, 18 февраля, Старая Русса будет отмечать 73-ю годовщину со дня освобождения города от немецко-фашистских захватчиков.

В полдень у памятника Советскому солдату в парке Победы состоится памятный митинг. Затем в 13.00 в Центре культуры «Русич» - праздничный концерт «Память пылающих лет». В 14.00 откроется фотовыставка «На долгую память» о фронтовых судьбах жителей Старой Руссы и Старорусского района. С 10.00 до 18.00 в Музее Северо-Западного фронта пройдет День открытых дверей.

В преддверии праздника Музей Северо-Западного фронта совместно со Старорусским политехническим колледжем провели памятную акцию «Читаем письма фронтовые». Студентам колледжа предлагалось выбрать из сборника «Письма огненных лет», основанном на личных письмах фронтовиков, одно, наиболее тронувшее сердце, и прочитать его на камеру.

Озвученные письма смонтировали в единый ролик, который представят завтра в музее.

Однако есть письма, которые до сих пор остаются в личных архивах граждан. Они также драгоценны деталями фронтовой жизни, наблюдениями, размышлениями, сведениями о расположении частей, воспоминаниями о суровых условиях военных лет. Одно из них отправил из Воронежской области своему старорусскому другу Василий Свиридов.

В своем письме фронтовик рассказал о том, как встречается оставшийся состав 188-ой Нижнеднепровской Краснознаменной стрелковой дивизии и вспоминает «сына полка» Ванюшку. Его забрали бойцы из разбитого дома сгоревшей деревни Анишино Старорусского района. Двенадцатилетний мальчишка воевал вместе с ними в Болгарии, Югославии, научился водить студебеккер. Остался жив. Но фамилию его Василий Свиридов не запомнил. А так бы хотел повидаться! Между тем Иван Петрович Степанов, тот самый «сын полка», приезжал в Старую Руссу из республики Коми, где обжился с послевоенных лет. Правда, было это давно. Как и события, о которых мы узнаем из письма ветерана.

«Я прибыл под Старую Руссу в январе 1942 года, ночью со станции Крестцы. Немец нас снарядом обстрелял еще у Подборовья, а потом - по дороге в сгоревшее село Анишино. Там стоял штаб 234-го артиллерийского полка. Начальник штаба Амерьян Фаб Иванович распределил нас по дивизиям, человек по 150. Штаб 2-го дивизиона, куда я попал, стоял чуть не на переднем крае. Нас, нескольких солдат, направили в 5-ю батарею. Шли мы из анишинского леса к будке стрелочника железной дороги. Только прибыли к месту, сразу начался со стороны Старой Руссы обстрел. Все расчеты побежали по блиндажам.

Мы с односельчанином попали в связисты. После завтрака мы потянули связь на НП (наблюдательный пункт – корр.), который был на льду в кустах перед Анишино, где разместилась пехота 188 стрелковой дивизии 595 стрелкового полка. Сзади расположился 27-й лыжный батальон - молодые ребята в черных шинелях. Наше наступление на Старую Руссу началось под покровом темноты.

Батальон капитана Величко ворвался в город и занял красные казармы. Немцы в панике бежали, затем опомнились. Им быстро пришло подкрепление со станции Дно на машинах и бронетранспортерах. Было много убито наших бойцов, раненых стаскивали в красные казармы. Снаряды у нас кончились, танков не было, и наступление наше захлебнулось. Капитан Величко погиб. Немцы подожгли красные казармы.

Мы ожидали немецкие танки. Сзади будки у железной дороги мы поставили на прямую наводку орудие. Я исправлял побитую связь и дежурил у телефона. На иванковском шоссе до самых Липовиц дислоцировалась 4-я батарея. Там под Липовицами на нейтральной полосе стояли танки, КВ и одна легкая машина, подбитые немцами. Между селами Лысково и Красково за рекой Ловать расположилась 6-я батарея. Неподалеку, около села Иванково, заняла позиции 3-я батарея. Напротив Подборовья у Ловати стояла 7-я. За дубовой рощей между селами Отвидно и Медведно, что недалеко от озера Ильмень – 2-ая батарея.

На следующий день начали наступать фашисты, подкрепленные транспортными самолетами. Они садились недалеко от города, где были наши ангары (мкр. Городок – корр.). Немец выбил нас из Анишино и анишинского леса под прикрытием юнкерсов и мессершмиттов. Мы много потеряли из орудийных расчетов. Недалеко от Анишина, на краю леса, где остались заваленные блиндажи 5-й батареи и колодец, погибли помощник старшины Соловьев и ездовой боец Мамлеутинов…

К вечеру мы атаковали врага, и он откатился к Старой Руссе. Утром увидели множество убитых фрицев. Был сильный мороз - 40 градусов. У них на шеях намотаны бабьи рубашки, лифчики, муфточки и пуховые подушки. Это было чудо - фрицы были в ботинках и соломенных валенках сверху! Мы же были одеты хорошо: в белых полушубках, валенках, в шапках и подшлемниках, ватных брюках.

Нас передвинули влево от Старой Руссы в крупный лес у села Язвы и совхоза Пенно. Несколько раз переходили из рук в руки эти села. Сколько там легло наших солдат не пересчитать! И вороха убитых фрицев.

С мая 1942 года мы с товарищем Бочаровым стали разведчиками. Первый раз 12 мая ходили за языком за опушку анишинского леса - остались живы. Второй раз ходили за языком из подборовского леса в Отвидно и Медведно - там была шестикилометровая нейтральная зона, болото и река. Языка взяли на шоссе Медведно - Старая Русса. Нас было 27 человек. Командир взвода Устюжанин и еще 14 бойцов погибли…

В декабре 42-го нас перебросили под Демянск - село Горбы, Старое Рамушево и Новое Рамушево - уничтожать «рамушевский коридор». Там в боях были сначала в составе 11-й армии Морозова, затем в 27-й армии Трофименко и 1-й ударной армии, которой командовал генерал Кузнецов.

Я никогда не забуду этот фронт: ваши гребаные болота, голод в апреле 42-го, когда мы ели только лягушек, конину, мох, варили осиновую кору и из-под снега доставали чернику, бруснику и пили березовый сок. Сколько померло наших солдат с голоду, особенно кто ел еловую кору и шишки! И еще никогда не забуду ваших комаров: все лето голова была обвязана полотенцем, вместо рукавиц - отвернутые пилотки на руках…

330 тысяч черепов наших солдат, погибших за Старую Руссу, лежат в старорусских болотах. Погибли наш комполка Зайкин, командир 1-го орудия Клименко, командир дивизии Рыбаков, поковник Волович, все связисты, там лежат наши товарищи, их не пересчитать: казахи, узбеки, татары, русские и другие солдаты…

Как вспомню реки Редья, Пола, Полисть, Порусье, Ловать и села, где воевали, - наплачусь. Теперь от этих болот болят ноги, беспокоят раны, 600 дней и ночей пробыли в боях за Ильмень, Старую Руссу, Демянск и озеро Селигер - это был кромешный ад!»

Фото: http://s30116489994.mirtesen.ru/blog/43716761013/ZHeleznyiy-kulak-RKKA.-Mehanizirovannyie-korpusa-v-boyu; http://subscribe.ru/group/piknik-na-obochineili-v-gostyah-u-ryi; портрет - А.Ф. Величко, капитан, командир 2-го батальона 595-го стрелкового полка 188-й стрелковой дивизии (11-я армия Северо-Западного фронта)