Репортаж корреспондента Привалова из деревни Кукуево

Деревня как деревня – два десятка домов по обеим сторонам грунтовой дороги, синяя будка таксофона. Возле которой разговаривает по мобильному местная жительница.

- А что вас заинтересовало? Вон, поля у нас, на них овно вывозят, запах стоит. А если про деревню расспросить, так вы идите к Николаю Ивановичу, он у нас старостой был.

Улица в деревне одна, на некоторых домах так и написано: Кукуево.

Энергия Чанчикова

Николай Иванович Чанчиков был занят чтением.

- Читаю о свободной энергии. Знаете, что это такое? Если мы её освоим, то не нужны будут ни АЭС, ни другие электростанции, свободной энергией владеет сама Земля. Первооткрывателем её был Никола Тесла, слышали о таком? И его, конечно, постарались убрать подальше. А почему я этой темой так заинтересовался – с каждым годом мы за электричество платим всё больше и больше. А столбы, между прочим, у нас тут держатся на одной арматуре. Кстати, фамилия моя на китайском означает примерно: «длинная энергия». В Сибири Чанчиковы известны с 1648 года.

Военный пенсионер купил дом в Кукуеве в 1998 году. Сначала приезжал сюда на лето, а в 2007 году окончательно переехал из Петербурга. Жена и сыновья бывают у него наездами.

- Когда я смотрю тут телевизор на привычном уровне громкости, они – не слышат. Отсюда делаем вывод о городских шумах. И загазованность в городе. А я встаю бодрый. Бегаю на озеро Грабиловское. Оно рядом у бывшей деревни Грабилово, которую в Озерки переименовали.

Но не всегда пенсионеру дышалось в Кукуеве легко. На поля у деревни вывозят куриный помёт с крупного предприятия.

- Здесь правильная технология должна быть – надо помёт в бурты помещать на два года. А они всё это выкладывали на поля, ничем не закрывая, да ещё и по дороге рассыпали. Пахло здесь зимой и летом. И мухи. Непередаваемое ощущение. Я даже хотел дом продать на хрен и уехать. Люди возмущались, приезжало телевидение. Сейчас они стали то, что вывозят, сразу перемешивать с землёй. Это всё-таки лучше. Бывало, что и отходы выбрасывали. Я звоню к главе, мне звонят с фабрики: «Да где ты видел?». Я отвечаю: «Пожалуйста, приезжай, я покажу, где выбросили головы и тушки». И они за собой убрали. Сейчас здесь можно дышать. Потому что они знают – в случае чего вонять буду я.

Живёт Николай Иванович за счёт пенсии и огорода. Раньше держал коз. Опыта не было, но «не боги горшки обжигают».

А название деревни, по словам Николая Ивановича в начале прошлого века писали: «Кукуевка». Сейчас в ней шесть жилых домов. Летом приезжают дачники, население увеличивается до двадцати пяти человек. В соседней Каменке, вообще, живёт один человек.

Куда Батый не дошёл

В своё время татары до этих мест не дошли – в двух десятках километров стоит знаменитый Игнач-крест. Во время Великой Отечественной войны неподалёку остановили немцев.

Жительница Кукуева Галина Самойлова от матери слышала рассказы о том, как здесь рыли противотанковый ров нагнанные сюда люди в оборванной одежде и в лаптях. Местные их почему-то звали «нытиками». Подкармливать их не разрешалось. Некоторые из них умирали, их здесь и хоронили. А ров в окрестностях местами сохранился. Где-то он заполнен водой, где-то нет. Говорят, в нём мог поместиться четырёхэтажный дом.

Галина Самойлова родилась в деревне Рогвино. Мать её родилась в Каменке, а замуж вышла в Рогвино.

- Так это считалось позором – выйти за рогвинского. Бабушка говорила: «В Рогвине мажут телеги маслом, а есть нечего». А в Ракушине и того хуже. Каменка и Кукуево были самые богатые деревни. В Кукуеве была кузница, много было садов, ульев.

А сейчас:

- В четверг приезжает автолавка. Был магазин в Ракушино, но его четыре раза обворовывали и, наконец, закрыли. «Белгород», конечно, загадил здесь всё. Но. Пусть не все со мной согласятся – с его приходом здесь появилась работа.

Галина Самойлова в своё время переехала в Кукуево из Новгорода. А работает в Рогвине – управляет хозяйством в усадьбе у москвичей. Ей заново пришлось привыкать в деревенской жизни. Вот, взяла поросёнка, а ведь его потом надо и заколоть... Но сейчас жизнь вне Кукуева она уже не мыслит. Город ко многому обязывает. А здесь вот можно выйти к околице в рубахе, лосинах да в калошах – как тебе удобно.

- Название, конечно, смешное. Я заказываю косметику, называю адрес: «Крестецкий район, деревня Кукуево». А мне в ответ: «Вы издеваетесь?». Но деревня у нас красивая, летом вся в цветах. Вы бы летом приехали. А ещё лес – ягоды, грибы. Я когда Колю Чанчикова в первый раз в лес водила, говорила ему: подосиновики, подберёзовики бери только на обратном пути. Там столько белых...

Татьяна Яковенко: Можно сказать, что вы здесь счастливы?

- ...да, пожалуй, счастлива.

Вездеход Привалова

Дальний родственник Галины Самойловой – Владимир Привалов – на своём участке в Кукуеве соорудил вездеход. Сооружал помаленьку два года. Гусеницы от трактора, двигатель – от ВАЗ-2108. Вездеход по огороду ездит, а вот в поездке по лесу его пока не опробовали. Владимир Привалов на пенсии по инвалидности из-за болезни Бехтерева. И собиранием различной техники занимается давно – чтобы не мучиться здесь от скуки. Трактор, вот тоже сам собрал. Руки у него золотые.

В Кукуеве было много Приваловых:

- Рассказывали, что три семьи – Приваловых, Филипповых и Григорьевых были сюда высланы, как царские ослушники. И им было сказано: сидите, и не кукуйте.
Прапрадед, Иван Степанович Привалов, «дедка-матрос», служил на флоте. Рассказывали, что ходил в кругосветку, будто и в Новой Гвинее был с Миклухо-Маклаем.

Историю здешних мест хорошо знает ещё одна родственница Приваловых, библиотекарь из Ракушино Вера Розина:

- Иван Васильевич Привалов, внук матроса, был учителем, председателем кооператива. Его отправили в ссылку, а в сороковом году он погиб в лагере. Василий Иванович его сын, отец моей свекрови, работал также учителем как раз вот в этом здании. В сорок втором году он погиб на фронте под Демянском. Вдова его осталась с детьми. Из них у Тамары был один сын, у Валентина – один сын, у Эсмеральда детей не было...

- Эсмеральдом звали?!

- Почему-то назвали так, люди-то были читающие, может из книги взяли имя.

С Верой Евгеньевной мы беседовали в плохо протапливаемом библиотечном помещении. Читатели сюда сейчас заходят нечасто. Бывает, что и неделями не бывают. Школьников всего пять человек. Бывает, попросит кто-нибудь: «Бабушка, мне Лермонтова» - «А что?» - «Забыла. А – «Герой нашего времени». И идёт бабушка в библиотеку за книжкой. Но летом библиотека оживает – приезжают дачники, детей им надо занимать. Некоторые берут книги.
Вера Розина тоже переехала в деревню из Новгорода. Сейчас живёт рядом с сельским кладбищем.

- А какие-нибудь выдающиеся люди есть на кладбище?

- Нет. Есть старые могилы помещиков Захаровых и священников. Церковь в своё время разобрали по кирпичику. Мой дядька, тракторист, крест стягивал. А позднее он утонул. И все, кто церковь рушил, так или иначе пострадали. А вот иконы люди попрятали по домам. А когда на кладбище открыли часовню, эти старые иконы, какой-то большой культурной ценности не имеющие, люди стали возвращать.

Праздник Ракушино – в честь церкви, в день иконы Казанской Божьей Матери – 21 июля. А в Каменке и Кукуеве праздник всегда был на другой день.
Ракушино постепенно пустеет. Был большой отток молодёжи. Новые семьи почти не создаются.

Но есть и положительные примеры – вот дочь Веры Евгеньевны перебралась сюда с детьми из Петербурга. Строит дом. Бывший муж не захотел с ней переезжать. Он водитель, что ему – возить помёт на поля? Он водит ассенизационную машину в Питере.

Вот, и Кукуево некоторые выбирают местом своего постоянного жительства. Ведь и работа сейчас есть. И места красивые. Озеро. Лес, грибы, ягоды. Эх, бросить всё, и...

Фото: Татьяна Яковенко