Таможня не дала добро гуманитарной помощи из Великого Новгорода для Донбасса. Но её всё равно провезли

Редактор газеты «Русский караван» Галина Ярцева недавно вернулась из шестой поездки с гуманитарной помощью в Донбасс. Она рассказала нам об этой поездке.

- Мы ехали на пятитонном фургоне. С водителем была договорённость о том, что границу он не пересекает, а там нас встретят люди из Иловайска. В Ростове в МЧС мне сказали, что на оформление груза потребуется несколько дней. Я сказала: спасибо, мы проедем незаконно. Возвращаюсь из Ростова на границу на пропускной пункт, звоню ополченцу-новгородцу, который там воюет: забирай нас. Переезжаем на пропускной пункт Изварино. С той стороны подъезжает «Урал» ополченцев. Начальник таможенного пункта говорит: вы что от меня хотите, здесь же камеры, вон машина ОБСЕ стоит. Но кому государство хочет помешать? Выгрузили груз на снег – огромную гору. Я стою рядом, мороз крепчает. Проезжают машины из России на Украину. Спрашивают: в чём дело? «А вы коробочку не возьмёте? – Без проблем, давайте три». Только один человек отказал. В общем, к утру все пять тонн  етаскали...

Как раз когда мы были в Луганске, объявили перемирие. Но с 15-го февраля. И 13-14-го был ужас – молотили и Луганск и Донецк. А ещё до этого был взрыв на остановке в Донецке, много погибших – и как раз на том месте, где мы в декабре раздавали гуманитарную помощь.
Побывали мы в Первомайске. Его мэра Евгения Ищенко вместе с российскими волонтёрами в декабре расстреляла диверсионная группа. Городом сейчас управляет его жена Ольга Ищенко. Первомайск называют городом-призраком. Его обстреливают с обеих сторон. Много разрушений. На пятиэтажке написано «Люди» и стрелка указывает в подвал. Люди в подвалах сидят с июля. Там большая влажность, кашляют все. Просят: дайте капли в нос, хоть чуть-чуть пробить, задыхаемся во сне. Мы им отдали капли. А ещё там была больная женщина, которая уже не вставала. У меня в кармане оказался антибиотик, который выпал из коробки и я его в карман положила. Она схватила его, стала принимать. Может быть, тот новгородец, который этот антибиотик купил, спас жизнь человеку.

Надо сказать, что даже если бы мы получили бумагу в МЧС, нам бы согласовали продукты и вещи, но не лекарства. Их надо где-то ещё согласовывать. Поэтому мы их возим контрабандой и будем это делать дальше.
Ещё в Перомайске повреждён водовод. Воду набирают в скважинах, но ёмкостей не хватает. Мы им привезли две бочки для воды. А к Ольге Ищенко при мне приходила самогонщица, просила вернуть большие фляги, которые у неё конфисковали, чтобы воду носить.

В Луганске население, в основном, голодает. Некоторые пенсионеры смогли пару раз получить пенсию, оформив её на украинской стороне, и они делятся с теми, кто рядом. Бедный помогает нищему. Совсем брошенных людей мы не видели. Но вот в Красном Луче ещё осенью учительница повесилась на заборе. Одна женщина мне рассказала, что у неё от голода умерла мать – голодала-голодала, а когда поела – умерла.
Если бы людям сказали: потерпите, скажем, два месяца, потом вам помогут, им было бы легче. А так они каждый раз меня спрашивают: «Где же эти ваши гуманитарные конвои?».

В Донецк я привезла запись песни «Новороссия», которую написала монахиня из Донбасса мать Антония. В Великом Новгороде для песни сделали новую аранжировку, её спела Евгения Лихацкая. Я эту запись, которую предлагают сделать гимном, должна была передать на сессии Верховного совета, но она задерживалась, потому что Захарченко в этот день ранили под Дебальцево. В общем, я отдала запись депутату Литвинову.

Вернуться назад в Россию было совсем нетрудно. Ходит автобус Луганск-Москва. Я его догнала у Изварино и утром была уже в Москве.

В марте Галина Ярцева в седьмой раз собирается ехать с гуманитарной помощью в Донбасс. Сбор организован на Нехинской, 57 в редакции «Русского караван». Справки по телефону 8-960-206-51-97.