Адвокат Александра Константинова: «Следственные органы уверены, что суд удовлетворит любую их просьбу»

Новгородский районный суд вчера рассмотрел ходатайство следствия об очередном продлении срока содержания под стражей Александра Константинова. Срок ареста бывшего руководителя ООО «Центр недвижимости» истекал 11 мая. На этот раз орган, осуществляющий предварительное расследование, просил суд оставить обвиняемого под стражей до 11 сентября; таким образом, следствие планировало продлить срок его изоляции в общей сложности до 11 месяцев 30 суток.

Следователь Маврин, аргументируя целесообразность продления срока содержания под стражей, повторил все те же доводы, что были использованы им на предыдущем, февральском, заседании, посвященном аналогичному ходатайству в отношении Константинова. В суде прозвучало, что экс-директор ООО «Центр недвижимости», обвиняемый в совершении хищения в составе организованного преступного сообщества, якобы может вступить в сговор с неустановленными участниками данного сообщества, оказав на них воздействие, и тем самым воспрепятствовать производству по уголовному делу. В этой связи, по мнению следствия, продление срока заключения является необходимым и целесообразным. Помимо прочего, отметил следователь, Александра Константинова подозревают также в двух тяжких преступлениях и одном преступлении средней тяжести.

На вопрос суда: «Отчего так долго подозреваете?», сторона обвинения ответила уклончиво. Впрочем, как следовало из выступления прокурора Яковлева, расследование по данному делу приближается к финальной фазе, большинство следственных действий окончено, однако необходимо провести еще ряд мероприятий, направленных на завершение расследования, срок которого в настоящее время продлен до 12 месяцев. Представитель прокуратуры добавил, что так же полагает возможным удовлетворение ходатайства, и считает деятельность, которую вел ООО «Центр недвижимости», направленной на обман граждан.

- Неужели вы считаете, что я и впрямь могу повлиять на свидетелей и участников, вступив с ними в сговор, на кого-то воздействовать или препятствовать производству по делу? - с этим вопросом обратился Александр Константинов к стороне обвинения. В ответ следователь заявил, что, исходя из ранее данных Константиновым показаний, именно это он и полагает. Уточнять свою позицию конкретными доказательствами или цитатами из протоколов допроса, однако, следователь не стал.

Задав обвиняемому вопрос о согласии с продлением меры пресечения и получив ожидаемое - «Не согласен!» - суд предложил ему выступить, однако заключенный отказался брать слово, даже невзирая на предупреждение суда о невозможности дальнейших выступлений со стороны обвиняемого в рамках данного процесса. Александр Константинов заявил, что за него все скажет защитник.

Присутствующих не покидало ощущение: решение о мере пресечения уже есть, в связи с чем отсутствует надобность лишний раз произносить банальности о необходимости предоставлять доказательства при продлении меры пресечения, а не просто ссылаться на избитые фразы, фигурировавшие еще в постановлении о заключении под стражу, вынесенном 9 месяцев назад. За эти 9 месяцев у следствия так и не родилось никаких новых идей, которыми можно было бы обосновать необходимость держать человека за решеткой, в то время как он мог бы находиться под домашним арестом и никоим образом не влиять на «свидетелей, участников и очевидцев» хотя бы по причине запрета на общение с кем-либо, кроме своих родных и адвоката.

Речь защитника, Валерия Желткова, была краткой, и исчерпывающе отразила суть взаимоотношений российского следствия и судопроизводства:

- Органы расследования и прокуратура уверовали, что любая их просьба будет удовлетворена судом - поэтому и получаются штампованные фразы, доводы стороны обвинения принимаются на веру, доказательства не предоставляются и не оглашаются. Согласно Постановлению Пленума ВС РФ от 19.12.2013 г. № 41, наличие у лица возможность воспрепятствовать производству по делу может быть принято в качестве доказательства лишь на начальных этапах производства по делу, далее нужны другие доводы, а у следствия нет ничего.

Доведено уже до автоматизма: «мера пресечения». Но эта мера избирается для пресечения противоправной деятельности. А в чем противоправность деятельности моего подзащитного? Риэлтерские услуги, которые он оказывал, законом не запрещены, ООО «Центр недвижимости» продолжает функционировать, его деятельность судом не запрещалась, люди по-прежнему обращаются, берут займы. Ведется нормальная уставная деятельность, и сторона защиты обращает внимание: преступность деятельности ничем не подтверждена, в зале отсутствуют потерпевшие. Так кого, в таким случае, обманул Константинов? Когда и в чем совершился обман? К тому же, Пенсионный фонд возобновил перечисления средств по ранее совершенным сделкам. Непонятно, на каком основании человек лишен основного конституционного права - права на свободу передвижения?

Валерий Желтков просил отказать в удовлетворении ходатайства следствия, однако суд ожидаемо продлил срок содержания под стражей на 4 месяца, до 10 сентября 2014 года включительно.

Символичный момент могли наблюдать присутствующие на процессе: перед удалением суда в совещательную комнату Александр Константинов, находившийся за решеткой, обратился к суду с просьбой: вместо того, чтобы спускаться вниз, обвиняемый хотел остаться в зале заседания, куда пришли его близкие и друзья.

- У конвоя свои правила, - прокомментировал судья это обращение, и, будучи закован в наручники, обвиняемый поплелся в специальное помещение, где и ожидал решения о своей дальнейшей судьбе.

У конвоя, следствия и суда - свои правила, а тем, кто попал в жернова государственной машины, остается разве что посочувствовать.