Директор ООО «Центр недвижимости» останется под стражей до середины мая

Информацию о том, как избиралась мера пресечения Александру Константинову, бывшему директору ООО «Центр недвижимости», «Ваши новости» уже публиковали в сентябре прошлого года. А вчера в Новгородском районном суде рассматривалось ходатайство следствия о продлении срока содержания под стражей - причем не только Константинову, но и другим фигурантам, которым вменяют такую серьезную форму соучастия, как организованное преступное сообщество.

По мнению следствия, экс-директор агентства недвижимости являлся лидером преступного сообщества, составлял преступный план для хищения бюджетных средств, а иные лица занимались подыскиванием граждан, имеющих право на получение поддержки от государства в виде материнского капитала («мамочек»), осуществляли их инструктаж, подбирали объекты недвижимости, вели «черную» бухгалтерию.

Рассмотрение ходатайства следствия заняло более четырех часов: знакомые и родственники обвиняемого, а также представители прессы ожидали начала заседания в коридоре суда с 14.30, а постановление о продлении срока содержания под стражей, дожидаться которого остались самые стойкие, было вынесено только после 19.00. Особой оперативностью на сей раз отличилась прокуратура: уже в 19.15 в адрес новгородских средств массовой информации был разослан пресс-релиз, в котором значилось, что мера пресечения осталась прежней, а срок содержания под стражей продлен.

Некоторые моменты, акцентированные сторонами в ходе заседания, достойны того, чтобы остановиться на них более подробно. Так, следователь обратил внимание суда на присутствие в зале лиц, которые, по его словам, «могут быть свидетелями по делу, а значит, их присутствие является недопустимым», и на этом основании попросил удалить супругу обвиняемого, Любовь Константинову, и иных граждан. Возражение адвоката о том, что правосудие в России пока еще осуществляется по федеральным законам, а не по дискриминационным капризам следствия, суд во внимание не принял, и Любовь Константинова была вынуждена покинуть зал, в котором решался вопрос о продлении ее мужу срока меры пресечения в виде заключения под стражу.

К счастью, остальные лица, в том числе нынешний директор ООО «Центр недвижимости», смогли остаться и присутствовать на заседании, несмотря на просьбы следователя удалить тех, кто, по его словам, представляет из себя «активного участника переписки со следствием» - что, конечно же, не является процессуальным статусом в рамках уголовного дела.

...Адвокат Валерий Желтков и его подзащитный осведомились, установлен ли потерпевший по делу и, если да, то уведомлен ли он надлежащим образом о данном заседании. Оказывается, потерпевшим по делу признан Пенсионный Фонд РФ (хотя логичнее было признать потерпевшей Российскую Федерацию, из бюджетных средств которой осуществлялись, как полагает следствие, хищения). Как пояснил следователь, с представителем потерпевшего у органов предварительного следствия даже состоялся разговор, в ходе которого представитель попросил рассмотреть ходатайство об избрании меры пресечения Константинову без его участия.

- Но мы хотели бы видеть потерпевшего, и, к тому же, есть вопрос относительно его процессуального статуса, - заметил адвокат.

- Константинов, смотрим прямо и слушаем внимательно, - скомандовал судья, но обвиняемый и за решеткой продолжал жизнерадостно улыбаться.

- Есть ли иные заявления от потерпевших и очевидцев, согласно которым, Константинов создал ОПС? - продолжил задавать вопросы следствию Валерий Желтков.

Следователь сообщил, что заявлений от потерпевших как не было, так и нет, но зато в деле имеется протокол допроса некоего Филиппова, датирующийся 12-м сентября 2013 года (дело было возбуждено 11 сентября) и текстуально почти полностью совпадающий с постановлением о возбуждении уголовного дела.

- Так кто с кого списал? И кто такой этот Филиппов - очевидец, свидетель? - риторический вопрос адвоката нашел свое продолжение в тривиальном ответе, согласно которому, допрошенный Филиппов является оперативным сотрудником. Оперативник Филиппов показал, будто в ходе отработки поступившей оперативной информации было выяснено, что Константинов занимался хищением денежных средств, а схема противоправных действий заключалась в следующем: разница между суммой материнского капитала и фактической стоимостью недвижимости распределялась между держателями сертификата и участниками преступной группы, в которую, по утверждению оперативника, входили, кроме Константинова, иные граждане - Кузнецов, Михай, Коновалов и другие.

Сторона защиты противоположным образом оценивает обстоятельства дела: ООО «Центр недвижимости», директором которого был Александр Константинов, при обращении граждан выдавало им займ, будучи организацией, занимающейся микрофинансированием.

Полученный займ владельцы сертификата использовали для приобретения жилья - а затем, при обращении в территориальный орган ПРФ с заявлением о распоряжении средствами материнского капитала, займ погашался путем перечисления денежных средств, что и делал ПФР. Выдача займов законом не запрещена, а возмездную двустороннюю сделку может признать мнимой или притворной только суд, а не органы следствия или дознания - однако ни Арбитражный суд Новгородской области, ни Новгородский районный суд не рассматривали гражданские дела, связанные с признанием сделок, совершенных ООО «Центр недвижимости», недействительными. Более того - уже после ареста Константинова, когда ООО «Центр недвижимости» возглавило другое лицо, ПФР перечислил причитающиеся средства по одиннадцати договорам займа, таким образом продолжив выплаты.

Как считает адвокат обвиняемого, абсурдным является и сама формулировка обвинения - «хищение денежных средств путем обналичивания материнского капитала». Особой частью уголовного кодекса не предусмотрено подобной диспозиции - согласно УК РФ, такого преступления нет вообще, а применение уголовного закона по аналогии не допускается.

- Ну, вы же понимаете, наша цель..,- начал следователь.

- ...посадить человека?

- Наша цель - собрать как можно больше доказательств!

Однако, нельзя сказать, что за 5 месяцев следствием был собран внушительный объем этих самых доказательств - во всяком случае, все они остались за кадром, а стороне защиты было заявлено, что имеющиеся материалы на обозрение представляться не будут.

- Это тайна следствия, что в деле есть, а чего нет, - резюмировала противоположная сторона.

Пока же Александру Константинову пришлось довольствоваться формулировками, практически слово в слово повторяющим аналогичную часть сентябрьского ходатайства об избрании меры пресечения, где говорилось, что своими действиями Константинов может уничтожить доказательства преступной деятельности, воспрепятствовать производству по уголовному делу, оказать давление на свидетелей и очевидцев...

Обвиняемый возражал против продления срока содержания под стражей, мотивируя это тем, что его заключение не может ускорить ход и эффективность расследования дела, и что даже следователь за те пять месяцев, которые Константинов находится в СИЗО, пришел к нему только дважды: один раз для подписания документов о назначении экспертизы, и другой раз - чтобы забрать показания, изложенные в письменном виде. Даже о возбуждении против него еще двух уголовных дел по нескольким ранее неизвестным эпизодам хищения узнику стало известно только в ходе вчерашнего заседания:

- По факту возбуждения еще двух уголовных дел меня не допрашивали и в известность не ставили. Я пять месяцев просто сижу. Мои действия были законны, мы выдавали займы. Я не собираюсь ничему препятствовать, поскольку я и не совершал ничего преступного.

...Александр Константинов попросил смягчить ему меру пресечения, заменив ее хотя бы на домашний арест, но судом было принято решение о продлении срока содержания под стражей до 11 мая 2014 года. Незадолго в этом же зале судебных заседаний был продлен срок содержания под стражей женщине, матери четверых детей, проходящей по данному делу, невзирая на громкие протесты ее родных.