Самый страшный день в жизни Анатолия Росоловского: суд назначил ему срок – 9 лет колонии строгого режима... Митрохину дали тоже реальный срок: 4 года

Сегодня в Новгородском районном суде вынесен приговор бывшему руководителю регионального Роспотребнадзора Анатолию Росоловскому и бывшему директору ООО «Белгранкорм - Великий Новгород» Александру Митрохину. Главная неожиданность: вопреки прогнозам и предложению прокурора, Митрохин приговорён не к условному, а тоже к реальному лишению свободы. 

О ходе одного из самых резонансных процессов последнего времени мы рассказывали неоднократно (здесь, здесь, здесь, здесь, здесь). 

Поэтому сразу перейду к главному. 

Первая из взяток, что инкриминировалась Росоловскому, это набор мебели, которую за него оплатил руководитель боровичского ООО «Спецтранс» Анатолий Комельков, чья организация тоже находилась в «зоне надзора» Роспотребнадзора. 

Сам Росоловский называл это «подарком», «просто подарком». Оценивая позицию обвиняемого по этому эпизоду, судья Татьяна Полежаева произнесла слова: «Линия защиты». И пришла к выводу, что она опровергается как показаниями самого Комелькова, его сына, так и записями телефонных переговоров между Росоловским и Комельковым, которые были получены в ходе реализации оперативно-розыскных мероприятий. 

Если смотреть на ситуацию с обывательской точки зрения, то, конечно, вряд ли можно поверить, что просто так, не самый близкий из друзей «дарит» человеку, от которого может зависеть благоденствие его предприятия, доброе новенькое имущество на сумму более 70 тысяч рублей. Не на московской Рублёвке, чай, живут «фигуранты». 

А если подарок в этой истории и был, то совсем другой. На одну из встреч с Росоловским Комельков привёз самогон и сало. Вот это, и правда, был подарок. Но не набор мебели за 70 тысяч рублей. 

Виновность Росоловского и по второму – «зубному» – эпизоду тоже не вызвала сомнений у суда. 

Что касается этой части обвинения, Росоловский признавал, да, он вёл разговоры с руководителем «Белгранкорма» Митрохина об оплате стоматологического лечения за счёт этой организации, тоже, в определённом смысле, зависимой от Роспотребнадзора. Да, он интересовался у руководителя клиники «Добрый доктор» Алексея Гривкова о возможности оплаты лечения за счёт юридического лица (и получил утвердительный ответ). Да, он передал Митрохину реквизиты клиники, и на её счёт «Белгранкорм — ВН» перевёл 496 тысяч рублей (причём в одном из разговоров Росоловский особо акцентировал, что его фамилия нигде в документах фигурировать не должна). 

Но, утверждал, в какой-то момент осознал противоправность своих действий и лечиться за счёт подведомственной организации отказался. И все зубы «отремонтировал» за свой счёт. 

Однако в приговоре приведены и показания доктора Гривкова. 

А он рассказал, что и до января 2018-го года Росоловский проходил лечение в «Добром докторе». И всегда платил сам. А в январе, действительно, обратился с вопросом: можно ли сделать так, чтобы оплату осуществляло юридическое лицо? Доктор ответил: можно. При этом какое именно юридическое лицо выступит в качестве спонсора, его совершенно не интересовало. Потом был заключён договор между «Добрым доктором» и «Белгранкорм — ВН», 13 февраля на счёт клиники переведены деньги – 496 тысяч рублей. И лечение высокопоставленного пациента уже проходило в рамках этого договора. Доктор Гривков признавал, что в феврале-марте после проведения определённых процедур он лично подходил к докторам, непосредственно выполнявшим лечение, и говорил о том, что выставлять пациенту счёт не надо: оплата будет осуществлена безналичным платежом. 

А 28 марта в клинику пожаловали сотрудники ФСБ и «провели мероприятия, в ходе которых изъяли оригиналы договора, и все документы, имеющие отношение к Росоловскому»

Сам он в то время находился за границей. 

В клинику пришёл 4 апреля, планировал продолжить лечение. Но, по показаниям Гривкова, «он сказал Росоловскому, о том, что – в связи со сложившейся ситуацией – по всем последующим процедурам будут оформляться заказ-наряды, которые должны быть оплачены им лично»

И добавил: «Росоловский вопросов не задавал, сразу согласился. Из чего сделал вывод, что ему известно о ситуации. После этого Росоловский стал оплачивать лечение по выставленным счетам в полном объёме»

Врачи, кстати, показания врача-руководителя подтверждали. 

И вот это – «добровольный отказ от лечения за чужой счёт»? Да нет, сдаётся, лишь «под давлением обстоятельств» – после «интереса» добрых дядей из ФСБ. 

Позицию Росоловского относительно «добровольности» суд признал несостоятельной. Если б не «оперативные мероприятия», вряд ли лечение за счёт «Белгранкорма» ограничилось двумя зубами. 

Удивляет другое. Зачем при богатой доказательной базе неглупый человек, кандидат медицинских наук, заслуженный врач РФ обратился к такой тактике защиты? Ужель, и впрямь, надеялся, что «пройдёт», что кто-то что-то не поймёт? И эти вопросы не столько к нему, сколько к адвокатам. 

Думается, если б было полное признание вины, искренний рассказ о достаточно очевидных событиях, и прокуратура попросила бы не 12 лет колонии строгого режима. 

Впрочем, наказание Анатолию Росоловскому стало более мягким. По совокупности двух преступлений суд назначил ему 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима. 

И всё же: 9 лет колонии — это не 12 лет. 

Его «подельнику» Митрохину гособвинитель Антон Морозов просил назначить 7 лет и 11 месяцев лишения свободы условно. Суд рассудил иначе. Признав в качестве смягчающих и явку с повинной, и активное содействие следствию, и всё прочее, пришёл, однако, к выводу, что исправление товарища невозможно без изоляции от общества. И хотя это «ниже низшего предела» санкции статьи, в колонии строгого режима Митрохину назначено провести 4 года. 

И последняя ложка дёгтя. Согласно приговору суда вся мебель, полученная от Комелькова и по сей день так и стоявшая в доме Росоловского на «ответственном хранении», подлежит конфискации в пользу государства. За исключением тахты, пришедшей, как сказано, в негодность и уже утилизированной. 

На оглашении Анатолий Росоловский держался достойно. По всей видимости, приговор ещё будет обжалован в апелляционном порядке. 

Фото автора