Прокуратура просит назначить Росоловскому 12 лет реальной колонии строгого режима (его «подельнику» Митрохину, кстати, предлагается лишь условный срок)

Полугодовая судебная эпопея приближается-таки к своему финалу. Сегодня в Новгородском районном суде начались прения по делу бывшего руководителя регионального Роспотребнадзора Анатолия Росоловского и бывшего директора ООО «Белгранкорм – Великий Новгород» Александра Митрохина. Первый обвиняется в получении взятки (два эпизода), второй — в её даче. 

Об этом деле сказано уже достаточно много. Благополучного, уважаемого, авторитетного доселе руководителя Роспотребнадзора задержали ещё в июне прошлого года. 

Тогда же стало известно, что Анатолий Павлович подозревается в получении взятки от руководителя «Белгранкорма» Митрохина. Поражала даже не её сумма (496 тысяч рублей), а, скажем так, её форма: «в виде оказания услуг дорогостоящего стоматологического лечения». И думалось: да какое же экстралечение «полости рта» можно сделать за такие деньги! 

Впрочем, все, кто хочет освежить воспоминания касательно этой части истории, может пройти по этой, этой и этой ссылкам. 

Но на «зубной были» дело не завершилось. Чуть позднее Анатолию Росоловскому предъявили обвинение в получении ещё одной взятки. И опять же и не деньгами, и не щенками, а мебелью: «диван, комод, шкаф, две тумбочки...». Этого добра — на 70 тысяч. По официальной версии, узнав (не откуда-нибудь, а «из СМИ») о том, что в отношении Росоловского возбуждено «взяточное» дело, руководитель боровичского ООО «Спецтранс» Анатолий Комельков добровольно явился в ФСБ с повинной и объявил: я, мол, тоже давал. Об этой части истории подробно здесь и здесь

Сам Анатолий Росоловский остался верен избранной в самом начале тактике непризнания вины. Касательно мебели - он считает, что это «подарок от знакомого», касательно зубов, говорит, что «добровольно отказался» от оплаты лечения за счёт денег «Белгранкорма» и заплатил «за стоматологию» сам. 

В отличие от коллеги (по скамье подсудимых) Митрохин вину признаёт. Будучи допрошенным, он подробно рассказал о том, как родилась (не у него, а у Росоловского) сама идея привлечь «Белгранкорм» к «спонсорству» по части лечения «полости рта» Росоловского. Говорил, в частности, о том, что предложение «оплатить лечение» было настолько откровенным, чуть ли не «прямым текстом», что поначалу привело в некий ступор, поэтому Митрохин даже испросил время для «обмозгования» ситуации. Потом «обмозговал» и... согласился. С поправкой на особенность деятельности, которой занималось его предприятие, благосклонность первого лица новгородского Роспотребнадзора была очень даже нужной. И о том говорил, что сначала «спонсорство» было определено в сумму 300 тысяч рублей, но потом «объём работы» якобы значительно увеличился, и размер увеличился тоже – до 496 тысяч рублей. Эта сумма и была переведена на счёт стоматологической клиники «Добрый доктор». 

В ходе судебного следствия был допрошен и её руководитель Алексей Гривков, который, как сказал государственный обвинитель Антон Морозов, подтвердил изобличающие показания периода предварительного следствия. 
Из выступления в прениях прокурора, полагающего, разумеется, что «вина Росоловского и Митрохина доказана в полном объёме»: 

– Из показаний и Росоловского, и Митрохина следует, что в ходе разговора Росоловский указывал, что не имеет права как государственный служащий получать подарки в виде денежных средств и предложил оформить соответствующий договор. Об ограничениях и запретах, которые Росоловскому были хорошо известны, он также интересуется в ходе разговора с Митрохиным. Анализ результатов оперативно-розыскной деятельности, разговоров, переписки, свидетельствует о заинтересованности Росоловского в заключении договора на оказание стоматологических услуг. В частности, им лично передавались копии договоров, он интересовался произведением оплаты по договору, его стоимостью, указывал, что в договоре не должна фигурировать его фамилия. 

По совокупности преступлений государственный обвинитель просил назначить Росоловскому реальное лишение свободы: 12 лет в колонии строгого режима. Кроме того, назначить штраф в 2,5 миллиона рублей и лишить права занимать определённые должности на 3 года. Митрохину предложено назначить 7 лет и 11 месяцев лишения свободы условно — без штрафа. 

Уже по окончании судебного заседания я попросил Антона Морозова пояснить некоторые моменты. Во-первых, как по сей день утверждает сам Росоловский и как явствует из ответа на адвокатский запрос в клинику «Добрый доктор», лечение зубов было оплачено им самим и не из средств, перечисленных «Белгранкормом». 

– По данным следствия, за счёт этих средств Росоловскому были оказаны услуги по лечению одного зуба и удалению другого. Стоимость этих услуг составила 5 тысяч рублей. Остальные деньги являлись оплатой за лечение, которое планировалось осуществить впоследствии. Однако с учётом сложившейся ситуации и происшедших событий все договорённости на последующее лечение, действительно, были аннулированы Росоловским. Но, мы считаем, позиция Росоловского, что он добровольно отказался от лечения за счёт тех средств, является несостоятельной: согласно постановлению пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», в тех случаях, когда взятка имеет вид оказания услуг, преступление считается оконченным с начала выполнения действий, направленных на приобретение имущественных выгод. 

Информация о том, что из денег «Белгранкорма» «на пользу» Росоловского было потрачено всего 5 тысяч прозвучала, признаться, ново. Потому нельзя было не поинтересоваться, куда же «ушла» оставшаяся 491 тысяча. Как пояснил Антон Морозов, на цели, изначально указанные в договоре: на стоматологическое лечение сотрудников «Белгранкорма». Вот людям повезло! Правда, прозвучало, что из числа «руководящих работников предприятия». Эх, Россия! 

...Строна защиты выступит в прениях 18 октября.

Фото автора