Вторая по значимости (после Головина) история об избиении медиков близка к развязке. По делу Храмова, нанёсшего травмы врачу и санитару «скорой помощи», сегодня планировались прения

В Новгородском районном суде состоялось очередное заседание по делу, главный антигерой которого Артур Храмов, 27 февраля возлежавший ранним утром у одной из котельных в самом центре города (улица Каберова-Власьевская) и неаккуратно разбуженный медиками «скорой», учинил им отмщение: одному сломал нос, другому — кость кисти руки. 

И совсем не удивительно, что к этой дикой истории изначально было привлечено внимание СМИ. Нападения на медиков, увы, стали горькой приметой времени. А дело Алексея Головина, устроившего 23 февраля 2017-го года настоящее побоище в Новгородской областной больнице, ещё не стёрлось из памяти новгородцев. 

В истории Храмова всё было так. 27 февраля уже 2019-го года этот молодой человек посетил известное в городе кафе «Пикник» (если кто не знает, около центрального рынка). Убыл оттуда, надо понимать, в не совсем адекватном состоянии. Направился к дому. Но почему-то до него не дошёл (хотя дом — недалеко). Прилёг отдохнуть на теплотрассе — близ той самой котельной. 

Но, известно, люди в Новгороде добрые, сердобольные. Увидев лежащего на зимней улице человека, участливая женщина, выгуливавшая в столь ранний час собаку, позвонила в «скорую». 

«Скорая» сразу отправилась по указанному адресу. Да, лежал. Молодой с виду, пьяный... Дабы привести парня в чувство, один из медиков окропил салфетку нашатырём и поднёс под нос «отдыхающему». 

«Отдыхающий» «включился». И, как поясняли потом медики, открыв глаза, начал «вести себя агрессивно» и, простите, «выражаться». 

Медики поняли, что здесь, скорее всего, требуется не их помощь. Дабы обсудить ситуацию, вернулись в автомобиль. Но прошло чуть времени, и «воскресший» молодой человек рванул дверь, открыл её и начал бить того, кто был к нему ближе. Как пояснял уже немолодой (около 50 лет) врач, удары пришлись в лицо. Свалились очки. Потекла кровь. Была потеря сознания. 

Поняв, что дело принимает очень неожиданный оборот, двое других – санитар и водитель – выскочили из машины и не без труда смогли повалить дебошира на землю. Дебошир пинался. Один из ударов ноги был направлен в грудь санитару, тот прикрылся рукой, по которой и попал хулиган (как следствие — перелом кистевой кости). 

Потом вызвали полицию. 

Прибывшие полицейские доставили Артура Храмова в отделение. 

Позднее у медиков были диагностированы травмы: перелом носа у первого, перелом одной из костей кисти руки у другого. 

Возбудили уголовное дело. Артур Храмов вину не признавал. Были проведены очные ставки с каждым из троих бригады «скорой помощи». Артур Храмов оставался "при своих": они, мол, меня оговаривают. 

С той же позицией «вышел» и в суд. 

Надо сказать: когда «Ваши новости» опубликовали материал о направлении дела на рассмотрение, Артур Храмов в сети «ВКонтакте» нашёл мою персональную страницу и 19 августа затеял вполне наступательную переписку. Такого содержания (авторские орфография и пунктуация сохранены): 

«9.42. хотел узнать на каких основаниях указаны имя фамилия? оскорбления в мой адрес? если вы не знаете всей правды? могу поинтересоваться? 

10.00. почему же вы не пишите что меня перелом носа ребер сотрисение и т.д я сам себя бил пока лежал? потом приехали врачи решил не себя избивать а их начать какой интересный Артурик. 

12.03. ? 

12.13. ну ответа я не дождусь видимо 
ладно я пообщаюсь с адвокатом по этому поводу». 

Ответа он, и правда, тогда не дождался. Ещё и потому, что я не был вполне уверен, что мужчина — трезв. 

В то же время сразу стало понятно, что человек — серьёзный. И считает себя, по-видимому, не ровней всяким там Шалмуевым и прочим, тоже совершившим преступления, но смирившимся с тем, что их фамилии — названы. 

А вот что касается «не знаете всей правды»... 

Сегодня, как я уже сказал, планировались судебные прения: один из важнейших этапов любого уголовного дела. Потому за «всей правдой» я пошёл в суд. 

До прений, однако, дело так и не дошло... Сначала суд выслушал свидетельницу, приглашённую стороной защиты, – сотрудницу той самой котельной, которая шла тем утром на работу и застала момент «удержания на земле мужчины», который издавал «истошные крики». Но самое интересное она пропустила: сам акт агрессии Храмова не видела. Потому — пожалела. Во-вторых, государственный обвинитель Алексей Фроловичев огласил протоколы очных ставок. 

Как видно из них, все трое медиков рассказывают одно и то же, ничуть не противореча друг другу. 

Артур Храмов на тех очных ставках их показания не подтверждал, но на просьбу огласить свою версию событий, всякий раз говорил, что не может этого сделать, «так как не помнит, как всё произошло, но знает, что мог ударить только в тот момент, когда дали подышать нашатырного спирта». Мол, не разобравшись... 

А вот разобравшись, говорил Артур Храмов, он бы «не стал наносить удары, извинился бы перед врачом»

Но, сдаётся, ключевая фраза здесь всё-таки эта: «Не помню, как всё произошло». И, между нами мужчинами, – не мудрено. Коль человек ложится отдохнуть на ночной зимней улице, он, и правда, чаще всего мало что помнит. 

Сегодня, впрочем, произошло-таки событие, которое дало чуть иной вектор развитию событий. 

Поскольку дело и правда к финишу, а приговор – вот-вот, Артур Храмов решил-таки изменить своё отношение к произошедшему (признание вины, знаете ли, одно из смягчающих). Да, совершенно верно, на седьмом месяце после ЧП он сподобился-таки признать вину. Проконсультировавшись с адвокатом Олегом Фазлеевым, занял своё место на судейской трибуне и, как ни тяжело было, промолвил, что, мол, вину признаёт, в содеянном раскаивается, но пояснить, что-либо более конкретно не может – запамятовал. 

Прокурор Фроловичев уточнил: 

– Вы доверяете показаниям потерпевших? 

– Получается, так, – сказал Артур Храмов. 

…Но прения сегодня так и не состоялись. Выяснился один щекотливый момент. Оказывается, в марте 2017-го года Железнодорожный городской суд (Московская область) уже вынес обвинительный приговор Артуру Храмову — за хранение психотропного вещества. Приговор был мягким: штраф в 10 тысяч рублей. 

Артур Храмов утверждал, что штраф этот он оплатил. А подтверждения тому — отсутствуют. Поэтому (поскольку это - «юридически значимое обстоятельство», от коего зависит, считать Храмова «юридически несудимым» или не считать) суд дал время подсудимому, чтобы предоставить доказательство исполнения приговора Железнодорожного городского суда. До 25-го сентября. Теперь прения назначены на этот день. 

И ещё один нюанс. Поскольку сегодня Храмов выразил доверие показаниям потерпевших, значит, доверяет он теперь и их словам в части того, что не били его медики. А как же «телесные повреждения» (в том числе «сотрисение» мозга), которые должны были вызвать правозащитную реакцию? Адвокат Фазлеев подтвердил, что из отдела полиции Храмов был направлен в травмпункт, и там у него установили перелом носа и гематомы (сколько я понял, о переломе рёбер, как писал Храмов, речь всё-таки не идёт). 

До сегодняшнего дня Храмов говорил, что «это — от медиков». А сегодня выразил доверие их показаниям. 

Впрочем, во-первых, на жёсткий асфальт его «уложили», наверное, не с соблюдением всех каскадёрских предосторожностей. Во-вторых, не будем забывать: двигался молодой человек не откуда-нибудь, а из «Пикника». А «Пикник» – это не та точка в городе, где по вечерам/ночам Тютчева декламируют.