Адвокат Линя Сюйгуана: «Специалист дал заключение, что в аудиозаписи ОРМ есть признаки монтажа». Но приговор по самой бессмысленной взятке всё равно Новоблсудом «засилен»

В Новоблсуде прошло апелляционное рассмотрение нашумевшего дела по обвинению гражданина Китая Линя Сюйгуана и предпринимателя из Петербурга Галины Минаевой, признанных виновными в даче взятке в пользу должностного лица – заместителя начальника областного УМВД Анатолия Ласкова (ныне исполняет обязанности начальника УМВД) и приговорённых соответственно к 7 и 5 годам лишения свободы.

Об этой песне абсурду сказано уже очень много (читайте ещё здесь, здесь и здесь). Вкратце напомним: всё началось с того, что в отношении Минаевой – хозяйки магазина «Модный рай», располагавшегося в Новгороде – было возбуждено уголовное дело по факту продажи «контрафакта».

Женщина очень не хотела быть «привлечённой». Изыскивая варианты решения проблемы, она «вышла» на своего партнёра по бизнесу – Линя Сюйминя.

А тот попросил помочь своего брата Линя Сюйгуана — уважаемого в Санкт-Петербурге человека, возглавляющего тамошнюю китайскую диаспору.

При посредничестве знакомого питерского высокопоставленного полицейского была получена договорённость о личной встрече с новгородским высокопоставленным полицейским — Анатолием Ласковым.

Линь Сюйгуан и Галина Минаева приехали в Новгород, «чтобы узнать, как решить проблему с уголовным делом». Ласков, по его объяснениям в суде, в чём суть дела ещё не знал. Не мог сказать ничего конкретного о его перспективах. Во время той встречи, однако, согласно показаний Ласкова, Линь Сюйгуан произнёс: «Ты скажи, сколько надо».

Тогда Ласков ничего не сказал. И от китайского чая, принесённого в дар, гордо отказался.

А потом таки поинтересовался у коллег из подразделения дознания, что это за «контрафактное» дело. И всё узнал...

Из материалов дела:

«Я позвонил начальнику дознания области Аникановой, чтобы спросить про это уголовное дело. (...) Аниканова мне сказала, что дело возбуждено, но перспективы расследования уголовного дела нет, оно будет прекращено, так как подходят сроки давности».

Но об этом Минаевой и Линю Сюйгуану никто не сказал: касательно того, что дело в ближайшей перспективе будет «закрыто», просвещены они не были.

Вместо этого был дан «зелёный свет» проведению оперативно-розыскных мероприятий. О зреющем «коррупционном акте» полицейские проинформировали и сотрудников УФСБ.

Но первую скрипку в ОРМ сыграл оперативный сотрудник нашей полиции Андрей Вьюхин – хотя в очередной раз питерских гостей «вызвонил» всё-таки Ласков: набрал номер Минаевой и сказал, что есть смысл приехать в Новгород ещё раз.

После этого и состоялись две встречи с полицейским Вьюхиным.

Предварительная – 19 января прошлого года.

И итоговая – 23 января. Эта встреча произошла в кафе «Лисья нора». Там – не в норе, но в капкане – Линь Сюйгуан и передал полицейскому 300 тысяч рублей за «урегулирование» проблемы, которая и так, без всяких финансовых вливаний, была бы законно урегулирована спустя каких-то две недели.

ОРМ, сочли в полиции, прошло со знаком «плюс». И было возбуждено уголовное дело «коррупционного толка».

Поначалу Линь Сюгуан вину признавал.

Сегодня, однако, он заявил, что признаёт сам факт передачи денег, но не вину во взяточничестве, так как, считает, всё, что произошло, случилось в результате провокации со стороны полицейских.

В период между приговором Новрайсуда и апелляционным рассмотрением дела адвокат Ольга Артюхова проделала большую работу. Были, в частности, проведены два исследования. Фоноскопическое (таковое в период следствия вообще не назначалось), на основании которого сделан вывод об элементе монтажа представленных в суд записей:

«Представленные на исследование видеофонограммы и аудиофонограммы подвергались монтажу».

И – лингвистическое, которое пришло к выводу, что инициатива в разговоре («побуждение») по «денежному вопросу» принадлежит полицейскому Вьюхину («В ходе разговора Вьюхин произнёс в шесть раз больше фраз, связанных с прекращением уголовного дела, необходимостью «решить этот вопрос»).

Оба исследования, по ходатайству стороны защиты, приобщены к материалам дела.

Выступая сегодня в суде, адвокат просила исключить из уголовного дела ряд материалов ОРМ, как проведённых с нарушениями существующего порядка, и признать недопустимым доказательством заключение новгородской комплексной психолого-лингвистической экспертизы.

А адвокат Александр Дворянский, представляющий интересы Минаевой, ещё раз процитировал загадочную (потому как откровенно противоречивую) выдержку из заключения комплексной психолого-лингвистической экспертизы (коя, как можно уже понять, не была признана недопустимым доказательством). Такую:

«Представленный на исследование разговор содержит лингвистические признаки побуждения со стороны Вьюхина, в речи Вьюхина явно выражено побуждение собеседника к конкретному действию: предложить способ, с помощью которого они могут избежать уголовного преследования». И далее: «В разговоре не содержится психологических и лингвистических признаков побуждения к передаче денег со стороны кого-либо из участвующих лиц».

Так есть «лингвистические признаки побуждения» (читай — провокации) или «в разговоре не содержится психологических и лингвистических признаков побуждения»? Что-то тут, точно, не так. Но ни суд первой инстанции, ни судебную коллегию апелляционного суда такие «мелочи» ничуть не смутили – с учётом, вероятно, и «общеновгородского» фона, на котором развивались эти события.

В совещательной комнате судьи совещались сегодня минут пятнадцать — не более. Потом вышли и огласили резолютивную часть: «Приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения».

Сегодня, в отличие от рассмотрения дела в Новрайсуде, Линь Сюйгуан говорил только по-китайски (переводчиком, понятно, он обеспечен). Без перевода понятны были лишь два слова: «провокация» и «полиция». По-китайски, по-видимому, они звучат так же, как и по-русски. Особо отметил: если бы он понимал, что его «поводят» к взятке, никогда бы, мол, не пошёл на это. В Китае это преступление, которое карается даже жёстче, чем в России.

Совсем печальный нюанс: сегодня стало известно, что спустя четыре дня после провозглашения приговора Новрайсудом в Китае умерла его мать.

...Как добавила адвокат Артюхова, будет предпринята ещё попытка обжалования приговора в надзорном порядке в Президиум Новгородского областного суда. Но с сегодняшнего дня он вступил в законную силу.

Фото автора