Наталья Стромина (верная помощница сенатора Кривицкого), ныне судимая в Новгороде за посредничество в эпохальной взятке: «Я выполняла свою работу. И ничего не знала». Допрошен и Арнольд Шалмуев...

Сегодня в Новгородском районном суде продолжилось рассмотрение резонансного дела, проистекающего из так называемого «Дорожного дела», по которому уже осуждены бывший первый заместитель губернатора области Арнольд Шалмуев, бывший начальник ГОКУ «Новгородавтодор» Николай Закалдаев и прочие, как говорили раньше, официальные лица. Ныне судят совсем маленькую пешку в большой игре: москвичку Наталью Стромину, «рулившую» в своё время из Москвы перечислением новгородских денег в пользу её большого шефа — экс-сенатора Дмитрия Кривицкого, сбежавшего из России и по сей день пребывающего в международном розыске.

Напоминать новгородцам о сути самого громкого за последние годы уголовного дела, наверное, даже излишне. После двух состоявшихся приговоров (сначала по «Дорожному делу», а потом в отношении лично Арнольда Шалмуева) всем, кто следит за общественно-криминальной жизнью Великого Новгорода и его окрестностей, известно, что летом 2012-го года Дмитрий Кривицкий, ставший сенатором от Новгородской области, принялся проворачивать большую аферу по его обогащению за счёт жалкой Новгородчины.

Как объяснял на «своём» деле Арнольд Шалмуев, Кривицкий был представлен ему тогдашним губернатором Сергеем Митиным как большой и влиятельный человек.

Потом этот большой и влиятельный человек начал обход кабинетов «замов», и в ходе беседы с Шалмуевым намекнул ему, что все проблемы (в частности, в отношениях с Митиным, назначением на должность первого заместителя и пр.) будут решены в случае сбора «вспомоществования» в пользу сенатора. Размер «вспомоществования» был определён в 50 миллионов рублей. Из коих 17 миллионов добрались до адресата (подробнее об этом — здесь).

При чём здесь Стромина (которая в ту пору носила фамилию Куляпина)? В принципе, ничего сложного тут нет. Собранные в пользу сенатора деньги передавались не из рук в руки (от Шалмуева — Кривицкому), а минуя целую цепочку: «дорожники» собирали деньги, потом бывший руководитель ООО «Новгородская дорожная компания» Андрей Новожилов (во всех делах имел статус лишь свидетеля) либо бывший директор ООО «Магистраль» Константин Бекчев (пропал, ныне — в розыске) передавали деньги ещё одному помощнику сенатора — Вадиму Смирнову, который позднее, уже в суде, признавал, что выполнял функции курьера. Тот — Кривицкому.

А Наталья Стромина занималась тем, что путём телефонных переговоров («Это вас беспокоит Наталья от Кривицкого Дмитрия Борисовича! Я знаю, что вы должны «документы» передать») делала так, чтобы «стороны» нашли друг друга, встретились, не потерялись, неустанно напоминая господам из Новгорода о том, что «документы» (как считает следствие, так на «корпоративном сленге» именовались деньги) должны быть переданы по назначению. Лично она не встречалась ни с кем из новгородцев. Следствие, однако, считает, что всё это телефонное участие — ни что иное как посредничество во взятке.

Сегодня адвокат Строминой заявил ходатайство о направлении дела прокурору. Против удовлетворения ходатайства выступил государственный обвинитель Юрий Михайлов. Судья Александр Мишуков согласился с позицией прокуратуры.

Единственное, что произнесла в суде сама Стромина, следующее:

– Я выполняла свою работу, и не более. И, соответственно, ничего не знала. В курс дела меня никто не ставил. Я это говорила и в ходе следствия, и сейчас готова об этом говорить, говорить и говорить. Мне ничего не было известно. Я как помощник, как секретарь выполняла каждодневно свою работу. Мне говорят звонить — я звоню, мне говорят соединить — я соединяю.

В процессе исследования письменных материалов дела гособвинитель огласил стенограммы полученных в результате ОРМ аудиозаписей телефонных разговоров, которые подтверждают, что Стромина не раз и не два связывалась и с Шалмуевым, и с Закалдаевым, и с Бекчевым и договаривалась, как и где будут переданы деньги «курьеру» Смирнову. Прелюдией же ко всему с участием Строминой были слова Кривицкого в разговоре с Шалмуевым:

Позвонит моя помощница, будет состыковывать, чтобы всё прошло без сучка без задоринки.

Вот и звонила. Вот и состыковывала.  

Тут нельзя не отметить следующее. Как ни крути, но, определённо, посредниками в передаче взятки были и Новожилов, и Бекчев, и Смирнов. Но в отношении первых двух, как ни странно, уголовные дела не возбуждены. Единственный из этой компании, кому вынесен приговор, — Смирнов. В суде он признал и свою вину, и то, что понимал: деньги, которые он «возит» от новгородских «партнёров», – «не совсем законные» (подробнее — здесь).

Стромина не признаёт такое понимание ситуации: ей говорили – она делала.

Касательно понимания/непонимания женщиной процесса я попросил поделиться своими соображениями гособвинителя Юрия Михайлова. Вот его точка зрения:

– Сторона обвинения считает, что Стромина на могла не понимать, каков характер пересылаемых из Великого Новгорода в Москву денег. Из оглашённых аудиозаписей, в частности, видно, что она при разговорах оперирует не понятием «деньги», а устоявшимся в этой среде шифром: деньги, к примеру, именует «документами», «посылочкой». Есть один очень примечательный диалог, когда «стороны» договариваются об «объёме» направляемых «документов». В разговоре с Закалдаевым она говорит: «А вы не знаете точную информацию? В каком объёме, можете сказать?». Закалдаев отвечает: «Ну, мы два документа будем, по всей видимости, готовить». Стромина: «Два документа — это всё к пятнице будет готово?». Закалдаев: «Мы всё сделаем, чтобы в пятницу было готово». Стромина: «Два?». Закалдаев: «Да». Стромина: «Два по два?». Закалдаев: «Нет, всего два». Стромина: «Понятно, хорошо, ладно, сейчас я ему напишу». Из одного этого диалога можно сделать вывод, что подсудимая прекрасно понимала, о чём идёт речь.

Суд допросил сегодня и Арнольда Шалмуева, который всё ещё находится в следственном изоляторе и мирно ожидает этапирования в колонию: теперь правда не в Валдай, где ранее он содержался на общем режиме и трудился в качестве начальника бани, а в Парфино, где режим содержания — строгий. Так решил суд.

На просьбу гособвинителя рассказать, что известно ему об этом деле, Арнольд Шалмуев ответил подробным изложением событий, случившихся в его жизни после встречи с Кривицким. Об участии в процессе перемещения миллионов самой Строминой сказать смог, впрочем, совсем мало.

Да, его «связывала» по телефону с Кривицким «какая-то Наталья». Но даже фамилии этой Натальи он не знал. В офисе Кривицкого бывал несколько раз, но там всегда было так много народа, что, несмотря на яркую внешность, Наталью Стромину он вообще не запомнил. Лично с ней, понятно, не общался: не тот это уровень для первого заместителя губернатора области.

И последнее... Почему этот материал иллюстрирует фотография не прекрасной (это — о внешности) экс-помощницы сенатора, а серьёзных мужчин: судьи Мишукова и гособвинителя Михайлова? Очень просто. Как велит закон, мною было испрошено разрешение на проведение фотосъёмки. Судья Мишуков удовлетворил ходатайство, но с неожиданным «но»: разрешил фиксацию процесса, за исключением съёмки подсудимой и её адвоката, потому что «они — против». В своей практике с таким ограничением я столкнулся впервые, обычно судьи разрешают съёмку без всяких ограничений, напомнив подсудимым об их праве закрывать лицо.

Судья Мишуков поступил, в определённом смысле, революционно: несмотря на то что процесс – общественно-значимый, резонансный, публичный (ибо проводится в открытом режиме), а страна должна знать своих героев.

Дабы не усложнять жизнь, я покоряюсь ограничению судьи. Хотя, полагаю, широкой общественности любопытно узнать, как выглядят московские помощники больших сенаторов. Поверьте: женщина редкой красоты, высокая, статная, с маникюром и макияжем. Не без московской гордыни. У сенатора Кривицкого вкус есть — не откажешь!

Впрочем, удовлетворить любопытство может любой из интересующихся новгородцев: процесс — открытый и посетить его может каждый.

Добро пожаловать в Новгородский районный суд! Судебное следствие — продолжается.

Напомним лишь, что посредник Смирнов (тот, который непосредственно возил миллионы новгородских «дорожников» сенатору Кривицкому) был приговорён к 3 годам лишения свободы. Реального лишения свободы...

Фото автора