Именем Российской Федерации, которой председатель землячества граждан Китая Линь Сюйгуан признавался в любви, он приговорён к 7 годам колонии... И два слова о закулисье полицейских спецопераций

В Новрайсуде оглашён приговор по очень неоднозначному, а в чём-то и откровенно абсурдному уголовному делу по обвинению гражданина Китая Линя Сюйгуана и бывшей хозяйки новгородского магазина «Модный рай» петербурженки (по месту жительства) Галины Минаевой в даче взятки в пользу заместителя начальника областного УМВД Анатолия Ласкова.

В этой истории были две кульминационные точки всплеска общественного интереса.

Первая – когда сразу после задержания стало известно, что один из «привлекаемых» – гражданин Китая, да не абы какой, а известный в северной столице предприниматель, являющийся к тому же председателем петербургского землячества граждан Китая. И что занесло его в Новгород?

Вторая – когда стало известно, что именно «занесло» его в Новгород. И из этого «что именно», вытекало: взятка, которая была передана полицейскому, на самом деле, совершенно бессмысленна.

О многих неожиданно вскрывшихся «проблемных точках» этого дела рассказывалось в предыдущих публикациях (здесь, здесь и здесь).

Вкратце напомним, что путь в Новгород Линя Сюйгуана сложился после того, как к его брату Линю Сюйминю обратилась коллега последнего по предпринимательскому цеху Галина Минаева, сообщив, что в Новгороде против неё возбуждено уголовное дело по факту выявления в магазине «Модный рай» «контрафактной» продукции, и хотелось бы не доводить историю до суда.

Брат решил пособить брату. Будучи в Петербурге человеком известным, он подошёл к высокопоставленному тамошнему полицейскому по фамилии Подколзин, сказал, что в Новгороде у его товарищей проблемы, и не мог бы высокопоставленный питерский полицейский «свести» его с каким-нибудь высокопоставленным новгородским полицейским.

Подколзин набрал номер Ласкова. Встреча была организована.

Когда Линь Сюйгуан и Галина Минаева впервые приехали к нему на аудиенцию, «чтобы узнать, как решить проблему с уголовным делом», сам замначальника нашей полиции ещё не знал, в чём суть «проблемного» дела. Деталей не знал. Не мог сказать ничего конкретного о его перспективах. Во время той встречи, однако, согласно показаний Ласкова в суде, Линь Сюйгуан обронил фразу: «Ты скажи, сколько надо».

Из чего, собственно, всё и выросло.

Тогда Ласков ничего не сказал. И от китайского чая, принесённого в дар, гордо отказался.

А потом, когда гости уехали, Анатолий Ласков поинтересовался у нижестоящих коллег, что это за «контрафактное» дело.

Поскольку из протокола слова не выкинешь, ещё раз воспользуемся им (показания периода предварительного следствия): 

Я позвонил начальнику дознания области Аникановой, чтобы спросить про это уголовное дело. (...) Аниканова мне сказала, что дело возбуждено, но перспективы расследования уголовного дела нет, оно будет прекращено, так как подходят сроки давности.

Но это так и осталось тайной — и для Минаевой, и для Линя Сюйгуана. Юридически просвещены они не были.

Вместо этого в недрах новгородского УМВД и новгородского УФСБ зародился план, имеющий целью отнюдь не разжёвывание юридически безграмотным гостям из Петербурга азов уголовного права.

Уже после Нового года в присутствии сотрудников ФСБ Ласков набрал номер Минаевой и сказал, в общем, что есть смысл приехать в Новгород ещё раз.

После этого были две встречи с оперуполномоченным Андреем Вьюхиным, "который получил задание от руководства".

Предварительная – 19 января прошлого года.

И итоговая – 23 января. Эта встреча состоялась в кафе «Лисья нора». Там Линь Сюйгуан и передал полицейскому 300 тысяч рублей за «урегулирование» проблемы, которая и так, без всяких финансовых вливаний, была бы вполне законно урегулирована спустя каких-то две недели (впоследствии дело по «контрафакту», действительно, было прекращено за истечением срока давности).

Но об этом Линь не знал. Об этом «заинтересованным лицам» хитроумные новгородские полицейские не сказали ни слова.

И только благодаря этому в Новгороде родилась увесистая, жирная коррупционная «палка».

А люди до сих пор говорят: «развели»!

*   *   *

Оказавшись под прессом новгородской правоприменительной системы, и Линь Сюйгуан, и Галина Минаева вину признали. От варианта доказательства наличия в действиях полицейских элемента провокации адвокаты отказались.

В судебных прениях сторона обвинения просила для каждого по 7 лет реального лишения свободы.

Сторона защиты, с учётом некоторых особенностей этого дела, просила суд ограничиться назначением штрафа, что тоже предусмотрено санкцией ч. 4 ст. 291 УК РФ.

В своём последнем слове Линь Сюйгуан говорил о своей любви к России, о том, что «как мог, способствовал развитию наших отношений», и о доверии к суду (председательствовала на процессе судья Ольга Львова). Просил о снисхождении.

Планировалось, что суд огласит приговор 25 апреля.

Огласил сегодня.

Увы, несмотря на массу положительных характеристик, несмотря на признание того, что Линь Сюйгуан немало сделал и для России, несмотря, наконец, на, скажем мягко, некоторую двусмысленность в позиции полиции, организовавшей очень тонкие ОРМ (оперативно-розыскные мероприятия), надежды Линя Сюйгуна на условный срок либо на срок «ниже низшего предела» не оправдались.

Суд приговорил его к 7 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Галине Минаевой чуть легче: она получила-таки «ниже низшего»: 5 лет лишения свободы в колонии общего режима.

Сторона защиты, конечно, обжалует этот приговор в апелляционном порядке.

*   *   *

А для тех, кому интересно закулисье полицейских спецопераций, приведу некоторые выдержки из оглашённых в суде материалов.

Часть телефонных переговоров между «сторонами» зафиксирована на аудионосителях.

Так вот, среди прочего есть запись разговора от 22 января 2018 года между Минаевой и Вьюхиным, (далее — по приговору) «в ходе которого Вьюхин сообщает, что по их вопросу принято положительное решение и интересуется о возможности приехать завтра. Минаева отвечает, что постарается сейчас связаться с Линем Сюйгуаном. Вьюхин просит после согласования с Линем Сюйгуаном подтвердить встречу. После следующего разговора Минаева подтверждает встречу: «Всё хорошо, мы будем у вас». Вьюхин предлагает приехать примерно к трём, взять с собой всё, что нужно. Минаева отвечает согласием: «Хорошо, без проблем».

Обе встречи с Вьюхиным фиксировались видеокамерой.

В ходе следствия была назначена комплексная психолого-лингвистическая экспертиза, призванная дать оценку содержания разговоров. Касательно первой встречи (предварительной) от 19 января она такая:

Представленный на исследование разговор содержит лингвистические признаки побуждения со стороны Вьюхина, в речи Вьюхина явно выражено побуждение собеседника к конкретному действию, с помощью которого они (правильно было бы – она: тогда речь шла об уголовной ответственности только Минаевой – А.К.) могут избежать уголовного преследования.

Чуть ниже, однако:

В разговоре не содержится психологических и лингвистических признаков побуждения к передаче денег со стороны кого-либо из участвующих лиц

Судебная оценка действий полицейских этим и ограничилась: эксперт сказал, что не «подталкивали» к передаче денег, значит, так оно и есть.

*   *   *

И последние два штриха к истории.

6 июня на Петербургский международный экономический форум, в коем непременно принимает участие и Владимир Путин, приедет и председатель КНР Си Цзиньпин.

Имя Линя Сюйгуана – в списках от консульства на встречу с Си Цзиньпином. Линя Сюйгуана, понятно, на встрече не будет. А если у председателя возникнут вопросы? А если ему станут известны детали, свидетельствующие об особенностях гостеприимства новгородской полиции? Неловко, право...

О том, что он — в списках, Линь Сюйгуан упомянул в последнем слове. Ну, и что? – решил наш суд.

И второе. По делу о «контрафакте» (ч. 1 ст. 180 УК РФ), максимум, что грозило Галине Минаевой – 2 года лишения свободы. И даже если бы не случилось прекращение этого уголовного дела за истечением срока давности, и если бы даже «дали» не штраф (его максимальный размер по этой статье, кстати, ровно столько, сколько было передано в пользу полицейского Ласкова: 300 тысяч рублей), а «по максимуму», лишение свободы ни в коем случае не стало бы реальным: несудима, положительно характеризуется, имеет заболевания... И прочее.

Парадоксы нашего городка! Абсурд нашего городка!

Фото автора