Редеют ряды Роспотребнадзора. Вслед за главным специалистом-экспертом Стерховой в тюрьму отправили замначальника отдела Кубанскую. На 7 лет и 2 месяца

Сегодня в Новгородском районном суде провозглашён приговор по нашумевшему в области уголовному делу – по обвинению бывшего заместителя начальника отдела санитарного надзора регионального управления Роспотребнадзора Светланы Кубанской в получении взятки.

Дамы от Роспотребнадзора — Лариса Стерхова и Светлана Кубанская — были задержаны оперативниками ФСБ в апреле прошлого года.

Предшествовал этому визит владельца бистро «Петра» гражданина Саудовской Аравии Мохаммада Хуссейна в ФСБ, где тот заявил, что сотрудницы Роспотребнадзора вымогают у него взятку: в виде подарочных карт сети магазинов «М-Видео» в формате «10 на 10» (то есть десять карт, каждая номиналом в 10 тысяч рублей: общая сумма – 100 тысяч рублей).

Сотрудники ФСБ признали доводы Хуссейна (подкреплённые, кстати, аудиозаписью разговора со Стерховой) заслуживающими внимания и благословили проведение оперативно-розыскных мероприятий.

В тот же день, под контролем ФСБ, предприниматель приобрёл карты, засим отправился в здание Роспотребнадзора и передал их Стерховой. Она – Кубанской. Когда оперативники вошли в кабинет, пять карт обнаружили на столе Кубанской – прикрытыми от посторонних глаз чёрным шарфиком. Ещё пять карт — в папке у Стерховой.

*   *   *

Как пояснил суду Хуссейн, всё началось с того, что в один из февральских дней из его любимого детища – бистро «Петра» на проспекте А. Корсунова – позвонили сотрудники и сказали, что Роспотребнадзор проводит проверку.

Предприниматель сразу же устремился в бистро. Встретил там и Кубанскую, и Стерхову. Как выяснилось тотчас, специалисты Роспотребнадзора выявили множество нарушений. По итогам проверки был составлен протокол об административном правонарушении.

А 2 марта в Роспотребнадзоре вынесли определение о передаче дела об административном правонарушении в суд.

Была перспектива приостановления деятельности предприятия, что, признавал Хуссейн, для него равносильно краху всей коммерческой деятельности. Выступая на том судебном заседании, он просил отложить принятие решения: обещал устранить все выявленные дамами от Роспотребнадзора нарушения.

Суд согласился. Повторная проверка – с целью убедиться, как идёт процесс исправления недостатков – была назначена на 4 апреля.

Но и в этот день полное исправление ошибок не состоялось, в чём и убедились проверяющие.

Перспектива краха стала более чем реальной. Как признавал сам Хуссейн, он начал спрашивать Стерхову, что же можно сделать. При разговоре присутствовала и Кубанская.

Там, в «Петре», ответ он не получил. Получил чуть позднее – от Стерховой. Та, вызвав Хуссейна ещё раз и попросив довезти её до одного из кафе на Псковской улице, ближе к финишу мини-путешествия сказала предпринимателю, что кое-что сделать можно... Например, купить и подарить те самые подарочные карты «М-Видео». И тогда больших проблем можно избежать — заступятся!

Этот разговор, уже предчувствуя, каким может быть поворот сюжета, Хуссейн записал на диктофон.

Судя по аудиозаписи, когда разговор зашёл о размере мзды, Стерхова и назвала число 10: 10 подарочных карт. И добавила: «Она (имелась в виду Кубанская — А.К.) у нас состоятельная!». Так что, мол, не мелочись. Справишься!

Хуссейн ещё полюбопытствовал: «А хуже не будет?». Стерхова ответила просто: «Ты что — дурак?».

Но он был (и есть) совсем не дурак. Умная Стерхова, по-видимому, окончательно восточного товарища так и не убедила. Поэтому, поразмыслив, он и отправился в ФСБ.

*   *   *

Двух дам судили по отдельности.

На «своём» суде Стерхова убеждала участников процесса, что все карты предназначались исключительно для Кубанской, а сама Стерхова была лишь посредником в передаче взятки. Говорила тогда, что никакого сговора на получение взятки между ней и Кубанской не было: она лишь подчинялась указаниям начальницы, «так как опасалась, что в случае отказа та найдёт повод, чтобы уволить». Говорила, что не рассчитывала на часть незаконного денежного вознаграждения. Как же получилось так, что 5 подарочных карт (ровно половина) оказалось у неё в папке? На предварительном следствии «показывала», что Кубанская «подсунула» ей карты. В суде говорила уже иначе: серую пластиковую карту, в которой и находилось 5 карт, «взяла со стола Кубанской машинально», полагая, что все карты уже у Кубанской.

На суде же по делу Кубанской Стерхова сделала натуральное сальто и стала уже говорить о том, что на самом деле к «раскручиванию» Хуссейна имеет отношение только она сама — Стерхова. А Кубанская вообще не при чём.

Когда по ходатайству прокурора Егора Корнилова были оглашены показания Стерховой периода предварительного следствия, и даму вопросили относительно причин невероятного в своей крутизне «сальто», ничего толкового сказать он не смогла: «Я выстраивала свою линию защиты».

Сама Кубанская вину так и не признала. По поводу карт, обнаруженных сотрудниками ФСБ на её столе, сказала: когда зашла в свой кабинет они там уже лежали, а её ожидала Стерхова: «Я села за стол. Когда вошёл оперативный сотрудник ФСБ, машинально прикрыла карты шарфом».

Вот и всё...

*   *   *

Суд счёл доводы подсудимой опровергнутыми всей системой доказательств.

Касательно версии, предложенной в окончательном варианте Стерховой, нельзя не сказать о том, что вариант с «раскручиванием» Хуссейна ей и только ей представляется малоубедительным ещё и потому, что не в силах Стерховой было добиться результата, к которому стремился Хуссейн.

Не она — нежестоящая по должности — представляла интересы Роспотребнадзора в суде, а именно Кубанская.

И от её слова (а не от слова Стерховой) во многом зависело, какое решение примет суд касательно будущности «Петры» (как говорил Хуссейн, за материальную поддержку ему обещалось не прикрытие точки на 90 суток, а штраф по минимуму — 1 тысяча рублей, в действительности же, уже после задержания Стерховой и Кубанской, суд назначил ему штраф в размере 5 тысяч рублей).

*   *   *

На оглашение приговора Светлана Кубанская пришла в полном порядке: с маникюром и макияжем.

И приговор (7 лет и 2 месяца лишения свободы в колонии общего режима) выслушала спокойно — без каких бы то ни было эмоциональных всплесков. К такому повороту событий была, судя по всему, готова: баул с вещами, во всяком случае наличествовал.

Кстати, именно такой срок - 7 лет и 2 месяца лишения свободы - был назначен Новрайсудом и Стерховой. Впоследствии, однако, Новоблсуд, рассмотревший дело в апелляционном порядке, сократил его до 4 лет: обнаружена некая исключительная «совокупность смягчающих обстоятельств». Хотя пока ясно одно: условия досудебного соглашения с прокурором эта дама не выполнила на все 100 процентов.

По словам адвоката Юрия Зорина, приговор Кубанской тоже будет обжалован в апелляционном порядке.

Фото автора