Летом 2015-го начальник МРЭО областной ГИБДД Илья Юшкин был задержан «по подозрению». С помпой, с «освещением» СМИ… Гора, похоже, родила мышь. Вы не поверите, но следствие не закончено и поныне!

Задержание тогда, и правда, удалось на славу. Сюжеты о том сразу, как водится, стали кочевать с канала на канал местного ТВ. «Оборотень»! Коррупционер! Коллеги-телевизионщики обещали держать «руку на пульсе», «следить за развитием событий» и информировать, информировать, информировать… Более, однако, ничего вразумительного на голубых наших экранах не появилось. И понять коллег можно: потому как за 3 с половиной года курочка так и не снесла яичко – несмотря на более чем почтенное время следствие до сих пор так и не завершено. И уже возникают вопросы совсем другого характера.

Но вначале несколько слов о том, с чего всё-таки всё начиналось.

Чтобы не усложнять жизнь, воспользуюсь цитатой из наших же «Ваших новостей» от 10 августа 2015-го года:

В новгородской полиции начата проверка в отношении начальника МРЭО УГИБДД, а Следственный комитет возбудил в отношении него уголовное дело. Илью Юшкина подозревают в превышении полномочий при регистрации машины. В Следственном комитете заявили: «В августе 2013 года обвиняемый, действуя из личной заинтересованности, дал указание о проведении регистрационных действий в отношении автобуса, принадлежащего гражданину Л., в частности, внесения изменений в конструкцию транспортного средства, без документов, подтверждающих безопасность таких изменений фактического осмотра.

Согласен, понять, что к чему, из этой информации сложно. Какой-то автобус… Какие-то изменения… Какой-то гражданин Л.

Впрочем, ничего особенного: бывает, на первых порах мы вынуждены публиковать всего лишь некий набор слов, потому что толково объяснить никто ничего не может, а не «откликнуться» на событие нельзя. Меж тем, уголовное дело было возбуждено по ч. 1 ст. 286 УК РФ: превышение должностных полномочий – до 4 лет лишения свободы.

* * *

Ничего толком не понимал, если уж совсем начистоту, и сам Илья Юшкин.

О том, что было 3 с половиной года назад, он рассказывает так:

– 7 августа 2015 года, когда я был в отпуске, ко мне в квартиру пришли с обыском. Предъявили постановление о возбуждении уголовного дела, о производстве обыска – без санкции суда: как экстренное следственное действие. Провели обыск, ничего криминального не нашли. И поместили меня в изолятор временного содержания. Потом решался вопрос о мере пресечения: под стражу заключать не стали, избрали домашний арест. Продлевали его каждый месяц. И так – полгода. Поскольку дальше держать под домашним арестом было уже нельзя, спустя полгода заменили его подпиской о невыезде.

Как уже можно понять, этих шести месяцев оказалось недостаточно, чтобы завершить предварительное следствие и направить дело в суд.

Случились, однако, и значительное «утяжеление» объёма: если первоначально речь шла об одном автобусе и об одном гражданине Л., то к апрелю 2016-го года таких граждан Л. было уже несколько десятков, а дело разрослось до более чем 40 эпизодов, которые простому осмыслению чужого госавтоинспекции человека просто не поддаются.

– Причём, как выяснилось к апрелю, – продолжает Илья Юшкин, – с тем, самым первым эпизодом, случилось явное недоразумение: в день, когда с транспортным средством производились регистрационные действия, я никак не мог командовать процессом, потому что находился в отпуске. И в городе меня не было. Когда я предъявил следователю копию приказа об отпуске, он был очень удивлён. И тут же, как грибы после дождя, начали нарождаться всё новые и новые эпизоды. По принципу: ошибочка вышла? Так, мы на тебя что-нибудь другое накопаем.

И что-то начали накапывать. Дело пухло… А конца ему не было.

Как считает Юшкин, долгое время никаких следственных действий вообще не проводилось, а срок следствия всё продлялся и продлялся.

Однако 3 августа 2016-го года было-таки принято постановление о приостановлении производства по делу. Мотив, убеждены и сам Юшкин, и его адвокат Сергей Клюбин, был явно надуманным. Следователь руководствовался п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

А знаете, что это такое? Цитирую:

Предварительное следствие приостанавливается, если (…) место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствуе.

Как это можно применить к данной ситуации, одному Богу известно (да ещё, может быть, следователю). Ну, как (как?!) это понять, если и до 3 августа 2016-го года, и после, связанный по рукам и ногам подпиской о невыезде, Юшкин всё время находился в Новгороде, в своей квартире? Причём, уволенный таки из полиции, к этому времени устроился на другую работу, в организацию, которая следователю была известна. К реалиям то постановление не имеет никакого отношения, но надо же было на что-то «списать», под что-то «подогнать».

Вот и реализовали. Не уведомив при этом ни Юшкина, ни его адвоката.

* * *

В таком – приостановленном – состоянии фактически дело находилось аж до октября 2018-го года! То есть – более двух лет!

И дальше бы там находилось, если б «фигурант» и его адвокат – сами! – не принялись «дёргать»: так что же дальше? Патовая ситуация?

Как рассказывает адвокат Клюбин, направляя жалобу в прокуратуру в сентябре 2018-го года, он искренне не знал ни о принятом следственным органом постановлении о приостановлении производства, ни об изобретённом забавном, но вряд ли законном основании.

auW2stGqHuk

В жалобе, в частности, говорилось:

Последнее уведомление о продлении срока следствия защита получила 04.05.2016 г. В нём было сказано, что срок предварительного следствия продлён заместителем руководителя СУ СК РФ по Новгородской области до 03.06.2016 г. С 3 июня 2016 года о дальнейшей судьбе данного дела мне неизвестно.

Указывая в жалобе на волокиту, «выражающуюся в неэффективности организации расследования дела при отсутствии правовой и фактической сложности», напоминая о праве на разумный срок уголовного производства, адвокат просил, если попросту, принять меры.

Таковые были приняты.

Из прокуратуры в СУ СК (в его следственный отдел по г. Великий Новгород) было направлено требование с таким резюме:

Изложенное свидетельствует о неэффективности и несвоевременности действий следователя, допущенной грубейшей волоките по уголовному делу, а также отсутствии со стороны руководства следственного отдела эффективного ведомственного контроля за деятельностью подчинённых сотрудников.

Только после этого, 24 октября 2018-го года, лёд тронулся, и к своему производству дело принял следователь Ржевский.

Теперь срок следствия был установлен в 1 месяц. То есть – до 24 ноября 2018-го года.

* * *

С 24 ноября 2018-го года минуло уже почти три месяца.

Итог? Как в старой мудрой басне: а воз и ныне там. Новое приостановление – новое возобновление: пинг-понг.

В общем, расследование не закончено, дело в суд не направлено.

За истекший период, по словам обвиняемого Юшкина и адвоката Клюбина, они лишь один раз были у следователя.

– Чуть ли не первые его слова, – рассказывает адвокат Клюбин, – были такие: не согласились бы вы, чтобы дело было прекращено «за истечением срока давности»? Нет, – ответил мой доверитель. И это занесено в протокол.

Нет, – отвечает Илья Юшкин и теперь. Почему? – думаю, понятно, любому, кто имеет хотя бы самое общее представление о нашей юриспруденции. Прекращение уголовного дела «за истечением срока давности» – основание не реабилитирующее. Юшкин же полагает, что в его действиях не было не то что состава преступления, но и его события.

И теперь считает логичными только два варианта развития сюжета: либо прекращение дела за отсутствием состава и события, либо направление дела в суд и – приговор: либо обвинительный, либо оправдательная.

Неловкая, понятно, ситуация. Неудобный, понятно, выход для представителей следственного органа.

Но ведь какой-то должен быть? Это в шахматах возможен пат. В жизни – только победа: той или иной стороны.

А пока сторона защиты пытается обжаловать бездействие («нарушающее разумный срок уголовного судопроизводства») следователя Ржевского в суде.

«По первой инстанции» жалоба уже рассмотрена. Поскольку следователь Ржевский сообщил суду, что за истекший период он направил в следственные органы различных регионов восемь поручений, судья Александр Мишуков разделил точку зрения следователя: какое же это бездействие: видите, восемь поручений отправил! Действует! И отказал в удовлетворении жалобы.

В установленный законом срок адвокат Клюбин направил апелляционную жалобу в Новгородский областной суд. Рассмотрение назначено на 21 февраля.

…Вот мы – уж точно! – обязательно будем держать «руку на пульсе», обязательно будем следить за развитием событий и информировать, информировать, информировать…

Фото автора