За злоупотребление полномочиями, в результате чего 342 тысячи рублей НИРО ушли в карман его ректора (ныне – бывшего) Людмилы Старковой, прокуратура предлагает назначить лишь штраф: в 40 тысяч

Сегодня после двухмесячной паузы, вызванной болезнями то самой Старковой, то её адвоката Горохова, продолжились слушания дела по обвинению бывшего ректора Новгородского института развития образования (НИРО) в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).

И состоялись, наконец, прения. Правда, не «сторон», а лишь одной стороны – обвинения, потому как адвокат Горохов испросил время для подготовки.

Что касается выступления государственного обвинителя Дениса Онькова, то, с его точки зрения, обвинение (в чём его суть, подробнее здесь, здесь и здесь) нашло своё полное подтверждение в ходе судебного следствия. Материалами дела и свидетельскими показаниями подтверждено, что Старкова издала приказы об установлении «стимулирующих выплат» (если попросту – премий), кои затрагивали материальное благополучие её самой, хотя делать это не имела права.

В результате издания одного приказа, «самостоятельно установила лично себе, как проректору по социально-экономический деятельности» ежемесячную выплату стимулирующего характера в размере 12 600 рублей, в соответствии с которым «получила из средств бюджета Новгородской области 19231 рубль.

В результате издания иных приказов («об утверждении положения об иной приносящей доход деятельности») установила себе всё те же «стимулирующие выплаты», но уже из средств, которые получал институт от оплаты общежития людьми, в нём проживавшими. Эти выплаты в пользу Старковой составили уже более 323 тысяч рублей.

В сумме получилось: 342348 рублей и 58 копеек.

Свидетели, допрошенные судом, подтвердили, что такие выплаты могли быть назначены «в отношении руководителя организации» (в данном случае – ректора) только «руководителем департамента образования» – на основании решения комиссии департамента. В отношении Старковой такие вопросы комиссией не рассматривались, с руководителем департамента образования – не согласовывались.

Упомянул государственный обвинитель и загадочное письмо, якобы представлявшееся НИРО в департамент образования о «согласовании стимулирующих надбавок». Но в департаменте образования под входящим номером, на который ссылалась Старкова,, зарегистрировано совсем другое письмо, не имеющее никакого отношения к «стимулирующим выплатам».

Это письмо прокурор назвал «имеющим признаки фиктивности».

В целом, отметил:

При принятии решений об установлении себе выплат и доплат стимулирующего характера Старкова действовала вопреки интересам НИРО.

Касательно того, насколько серьёзен ущерб, причинённый НИРО:

– Действиями Старковой был причинён существенный вред, который выразился в материальном ущербе НИРО на сумму 342348 рублей. Стоит вспомнить показания представителя потерпевшего Юрия Михайлова, который подтвердил, что тот ущерб, который причинён Старковой, был для института значительным. В результате деятельности Старковой, как указал Михайлов, к концу 2015-го года в институте образовалась огромная задолженность – на сумму около 5 миллионов рублей. Образование такой задолженности стало возможным, в том числе, благодаря действиям Старковой, которая необоснованно устанавливала себе выплаты и доплаты. О существенности вреда свидетельствуют и показания главного бухгалтера Кузьмина,который указал на то, что задолженность начала образовываться с мая 2015-го года, и на то, что он доводил до сведения Старковой данную информацию, но ситуация никоим образом не изменилась, выплаты Старковой продолжались.

Согласно показаний бывшего руководителя департамента образования Александра Ширина, «данная задолженность образовалась ввиду неправильных управленческих действий в 2015-ом году». Говоря о сумме более чем в 342 тысяч рублей, отметил, что «на эти деньги можно было бы принять на работу ещё одного специалиста, в штате института мог бы работать ещё один сотрудник, однако данные денежные средства были необоснованно израсходованы на выплаты и доплаты стимулирующего характера Старковой».

Поскольку ранее гражданка Старкова не судима, не привлекалась и прочее, в качестве наказания гособвинитель Оньков предложил назначить ей штраф в размере 40 тысяч рублей (хотя, замечу, санкция ч. 1 ст. 285 УК РФ предусматривает как штраф, так и лишение свободы – на срок до 4 лет). Кроме того, попросил суд полностью удовлетворить требования гражданского иска, заявленного заявленного стороной, пострадавшей от действий Старковой.

…После чего выступить в прениях было предложено обвиняемой Старковой и её адвокату Горохову из Санкт-Петербурга.

Адвокат Горохов удивил. Обычно выступление «защиты» следует сразу за выступлением «обвинения». Но адвокат Горохов испросил «время для подготовки к судебным прениям».

Удивилась и судья Светлана Вихрова: «Что вам мешало?». Полагала, очевидно, что речь идёт о нескольких минутах.

Оказалось, – о «нескольких рабочих днях».

Была гоголевская немая сцена.

Тем не менее, просьба удовлетворена. Хотя фраза «затягивание процесса» была, наконец, произнесена.

Выступление стороны защиты пока назначено на 4 февраля. Если ничего не случится… Например, новой болезни Старковой или её адвоката. Грипп ведь свирепствует!

…Оплату судебных издержек обвиняемая просит отнести «за счёт государства», потому как, говорит, не работает. Безработная теперь. Хотя в самом начале процесса рекомендовалась директором новгородского филиала Российского общества знаний.

Фото автора