Бывший заместитель губернатора Борис Воронцов встретил Новый год в тюрьме. Но очень хочется домой! Просился… Не отпустили. И пикантная история с утопленным Воронцовым «Айфоном». В унитазе?

Сегодня Новгородский районный суд рассмотрел вопрос о продлении меры пресечения в виде ареста бывшего первого заместителя губернатора Новгородской области Бориса Воронцова, обвиняемого ныне в мошенничестве на многомиллионные суммы.

Напомним… Постоянный житель Петербурга Борис Воронцов, каким-то ветром (чудом?) несколько лет назад занесённый в Новгород на должность «зама» губернатора (ныне – гендиректор некоего ООО «Казначейский»), и его добрая знакомая Наталия Ковалёва (ныне – гендиректор некоего ООО «Золотое собрание») были задержаны в Санкт-Петербурге в конце ноября.

Сразу после этого Новрайсуд санкционировал арест глубокоуважаемых товарищей (об этом здесь и здесь) – до 18 января, которое случится вот-вот.

Всё это время следствие шло, как это говорится, в рабочем порядке. Но слишком велик объём дела.

Поэтому никто не удивился тому, что представители следственного органа выступили с ходатайством о продлении ареста: пока – до 18 апреля.

Борис Воронцов участвовал в судебном заседании. За истекший период изменился мало: всё такой же живой и подвижный, перебивающий (судья Светлана Вихрова вынуждена была даже сделать дополнительное разъяснение на тему: порядок в зале судебного заседания) и – что, право, удивило – ничуть не похудевший. Хотя иным «фигурантам» пребывание в СИЗО обычно идёт на пользу – я имею в виду фигуру, её стройность и спортивность (вспомните бывшего вице-мэра Новгорода Вадим Фадеева!).

Борис Валерьевич был против теле- и фотосъёмки, хотя отметил, что относится к СМИ с благодарностью: «освещение процесса», считает товарищ, идёт объективно.

Как видно из оглашённых в суде документов, тандем Воронцов-Ковалёва обвиняют в том, что сначала они «вступили в предварительный сговор», а потом «разработали план преступных действий». А именно…

По заявкам, «содержащим недостоверные сведения о намерении использовать деньги для модернизации гостиниц», новгородским филиалом «Россельхозбанка» сначала был выдан кредит на «модернизацию боровичской гостиницы «Мста» на сумму 100 миллионов рублей. Потом – гостиницы «Новгородская» на сумму 36 миллионов 500 тысяч рублей.

Причём если в первом случае заявка подана от имени ООО «Золотое собрание», гендиректором коего является Ковалёва, то во втором случае от «подставного лица» – некоей Г-вой, устроенной на должность директора гостиницы «Новгородская» с лёгкой руки Ковалёвой и «действовавшей по её указанию» (как сказано в материалах дела).

Следствие полагает, что на дело модернизации гостиниц деньги потрачены не были – только на «личные нужды»: «На цели кредита денежные средства не использованы, в банк не возвращены».

Камнем преткновения на сегодняшних слушаниях был вопрос о том, являются ли инкриминируемые Воронцову и Ковалёвой деяния «общеуголовными преступлениями» или «преступлениями в сфере предпринимательской деятельности». Адвокаты обвиняемых полагали, что верно – второе, и поэтому арест как мера пресечения – излишество. Представитель следственного органа стоял за первое, ибо на самом деле именно на предпринимательские нужды деньги потрачены не были.

Сторона защиты Воронцова просила изменить ему меру пресечения хоть на подписку о невыезде, хоть на домашний арест, хоть на залог. Приводились известные доводы относительно того, что продолжать заниматься преступной деятельностью либо препятствовать проведению следственных действий доверитель не намерен, скрываться за границей – тоже.

Борис Валерьевич подтвердил: всё верно, не намерен. Для упрощения ситуации по его поручению уже арендованы в Великом Новгороде квартира и комната. Квартира – для себя, комната – для жены. Так что есть все условия, чтобы изменить меру пресечения на домашний (не в Петербурге, а в Новгороде!) арест.

Коль не домашний арест, а залог, уточнил, сколько готов внести: 2 миллиона рублей! И добавил: «Если необходимо скорректировать сумму, давайте обсудим».

Когда речь зашла о «ненамерении» оказывать противодействие следствию, «всплыла», правда, одна пикантная подробность. Как выяснилось, в материалах дела есть рапорт, где говорится: после того как Воронцову было предложено выдать мобильный телефон, последний заявил, что он «испугался и опустил свой телефон в воду». При обыске телефон (iPhone 6), действительно, был найден утопленным.

Сам Борис Валерьевич говорил, правда, о том, что он и не собирался уничтожать «вещдок», так получилось.

Подробность относительного того, в какой именно воде был найден iPhone, осталась за строкой документа. Впрочем, если в воде унитаза, то вообще нечему удивляться: сам я случайно обронил в унитаз уже с десяток «Айфонов» – выскальзывают, понимаешь, гады, из заднего кармана джинсов, когда встаёшь после исполнения естественных человеческих потребностей. Выскальзывают и выскальзывают! Не верите? Эх вы!

«Айфон», между тем, впоследствии таки реанимировали. И оказалось, было из-за чего прятать концы в воду: там, в частности, обнаружена информация о постановлении областного суда с согласием на проведение тех самых оперативно-разыскных мероприятий по делу. И как оно оказалось в «пользовании» Бориса Валерьевича, пока остаётся только гадать.

Ещё один пикантный момент, упомянутый в ходе решения вопроса о продлении срока содержания под стражей Ковалёвой. Обосновывая целесообразность этой меры пресечения, следователь сослалась на показания бывшего директора гостиницы «Новгородская» К-ова, который говорил о том, что Ковалёва настойчиво предлагала ему взять кредит в «Россельхозбанке», присылала кредитный договор, который оставалось только подписать. К-ов отказался это делать, так как «сомневался в возврате денег банку». На него стали «давить». В результате мужчина оказался в больнице (дабы не было кривотолков, уточню: не из-за побоев, а из-за «стрессообразующего фактора»). После этого к делу была привлечена более покладистая Г-ва, которая сменила К-ова на посту директора гостиницы.

…Взвесив всё, суд принял решение: оставить обоих «фигурантов» под арестом до 18 апреля. Пока до 18 апреля…

Фото автора