«Дело скандальных аудиозаписей»… Всё: слезайте, граждане, приехали, конец!

Сегодня в Новгородском областном суде завершилось апелляционное рассмотрение дела (начало – здесь) по обвинению Павла Бойцова в вымогательстве миллионов у депутата областной думы, гендиректора ООО «Новгородский бекон» Романа Нисанова. Судом первой инстанции Бойцов приговорён к 8 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Состоялись прения. Дольше всех выступал в них сам осуждённый Бойцов: около двух часов. Говорил о том, что, с его точки зрения, попрано множество норм уголовного и уголовно-процессуального законов, нарушено его право на защиту. Говорил о том, что диспозиция ст. 163 УК РФ (вымогательство) подразумевает наличие в деянии угроз: а о каких угрозах можно говорить в этом случае, если дважды, доставив его к достопочтенному г-ну Нисанову (на фото – вверху), охрана раздевала его (не Нисанова, понятно, а Бойцова) до, простите дорогие дамы, трусов…

И, получается, в таком обнажённом виде он требовал (да не просто так, а угрожая при этом!) у Нисанова деньги. Миллионы! Изощрённая (чтобы не сказать: «извращённая», с поправкой на конкретные обстоятельства) форма вымогательства. Особенно с учётом того, что в том момент он был в полной власти Нисанова. И о том проскользнуло в речи, что благодаря истории достоянием общественности стали планы и намерения уважаемого депутата областной думы. А также, если брать во внимание фактическое насилие, учинённое (конечно же, неустановленными лицами!) в отношении бывшего депутата облдумы Павла Гальченко, тренера по силовым единоборствам Владимира Топора да и самого Бойцова, – и результаты воплощения тех планов в жизнь. Обращал внимание на то, что разглашение сведений о противоправных действиях не может квалифицироваться как преступление.

Много говорил и о том, что в приговоре суда первой инстанции (председательствующий – Юрий Кольцов) многие «цитаты» целиком взяты из обвинительного заключения, хотя, по мнению Верховного суда РФ, это не есть хорошо.

Выступая с последним словом, Бойцов подчеркнул, что он просит прощения у общества и у государства. Но не у признанного по этому делу потерпевшим Нисанова:

– Я виноват перед обществом и государством в том, что не сообщил о преступных действиях Нисанова, как только мне об этом стало известно.

Сегодня участие в прениях принял и представитель Романа Нисанова. На этот раз, правда, не полюбившаяся народу Анна Дубоносова, а другой адвокат – Ольга Береза. Выступление, без всякой иронии, было уверенным. В одном лишь месте у меня возникло чувство некоего недоумения.

По-видимому, слегка увлекшись, адвокат произнесла:

– Как мы видим, Бойцов продолжает обличать моего подзащитного (адвокат оговорилась: конечно же, имея в виду Нисанова, она намеревалась сказать – «доверителя» - А. К.), пытаться укорить, выставить в каком-то цвете, не соответствующем действительности, на мой взгляд. И даже высказал определённого рода злорадство в отношении того, что какие-то выпады из этих записей попали в публичность. Цитирую: «Наконец-то люди поняли и разобрались, что из себя представляет депутат Нисанов».

Представитель потерпевшего просила ужесточить наказание Бойцова и взыскать в пользу доверителя в качестве компенсации морального вреда не 50 тысяч рублей, а больше. Как предлагалось в апелляционной жалобе адвоката Анны Дубоносовой, в размере 5 миллионов рублей.

Адвокат осуждённого Алексей Горохов в реплике задался, правда, вопросом, а почему вообще в этой истории Нисанов признан потерпевшим, в чём его нравственные страдания??? А?

– Прослушав внимательно коллегу Березу, я так и не понял, за что же, по её мнению, суд компенсировал моральный вред Нисанову? За то, что он боялся, что мой клиент распространит сведения либо за то, что это сведения порочащие?..

Ответа на мучающие вопросы он не получил: не в компетенции суда давать ответы на вопросы адвокатов.

Как уже можно догадаться, судебная коллегия оставила приговор суда первой инстанции без изменений: ни тебе смягчения наказания Бойцова, ни увеличения суммы судебного «приза» Нисанову.

Приговор вступил в законную силу.

Ни Леонида Дорошева, ни Павла Гальченко, ни Владимира Топора в суде сегодня не было.

HnXUdK6Fv2s

Леонид Дорошев

UQ u2Ej2k6E

Павел Гальченко

ASR3HI0IifE

Владимир Топор

Хотя им есть что сказать, по этому делу они, в принципе, никто. Лишь свидетели. Свидетели, давшие в суде первой инстанции исчерпывающие показания (напоминание – здесь). Но так судом и не услышанные… И о каком злорадстве вела речь адвокат? Правильнее было бы говорить о беспомощности: то ли следственных органов Новгородской области, то ли перед мощной личностью гендиректора «Бекона».

Фото автора.