Загадочная история китайца Линя из Петербурга. Сегодня его начали судить в Новгороде. Или из «Модного рая» - в ад новгородской тюрьмы

В Новгородском районном суде прошло первое заседание по делу гражданина Китая Линя Сюйгуана и гражданки России Галины Минаевой.

В своё время вокруг этой истории ходило немало разговоров. Линь Сюйгуан – фигура крупная по меркам Санкт-Петербурга: один из лидеров тамошнего китайского землячества.

Что привело его в Новгород и как родилось дело «коррупционной направленности»? На первый взгляд, всё в той истории особой сложностью не отличалось.

В самом конце прошлого года Линь Сюйгуан и Галина Минаева появились в кабинете Анатолия Ласкова, исполнявшего тогда обязанности начальника регионального УМВД.

А спустя несколько минут, по свидетельству женщины-секретаря, дверь за визитёрами закрылась, а в памяти остались слова и.о. начальника: чтобы я их здесь больше не видел.

На этом, однако, история не закончилась. Как ныне известно, впоследствии в стенах регионального УМВД с привлечением сотрудников регионального ФСБ родился план оперативных мероприятий с целью изобличения гостей из Санкт-Петербурга в замышляемом ими коррупционном преступлении.

Будучи проинформирован относительно того, что в кабинете Анатолия Ласкова речь шла о прекращении уголовного дела за определённую мзду, один из сотрудников службы собственной безопасности получил задание окончательно выяснить смысл и суть предложения, с которым Линь Сюйгуан и Галина Минаева явились в Великий Новгород. В результате и телефонного, и очного общения стало понятно, что речь идёт именно о взятке.

Осталось обсудить лишь вопрос, где и когда.

Договорились встретиться в новгородском кафе «Лисья нора» – 23 января.

Там, в банкетном зале, где присутствовали только Линь Сюйгуан, его водитель, Галина Минаева и оперативный сотрудник, и были переданы деньги: 300 тысяч рублей, засунутые в меню.

После этого санкт-петербургские гости были задержаны, а 300-тысячная сумма изъята.

По сей день Линь Сюйгуан содержится в новгородском следственном изоляторе. Минаева поначалу тоже была арестована, но потом меру пресечения ей заменили на иную – не связанную с содержанием под стражей.

* * *

А теперь несколько слов о «первоисточнике».

Уголовное дело, которое надеялись прекратить люди из Петербурга, к самому Линю Сюйгуану отношения не имело. Только к Галине Минаевой.

Был в Новгороде магазин с влекущим названием «Модный рай». Тучи над ним сгустились, когда сотрудники отдела экономической безопасности и противодействия коррупции городского УМВД выявили, что в «модном» «райском» магазине продают поддельную продукцию под марками всемирно известных компаний «Chanel», «Calvin Klein», «Rolex».

При стоимости оригинальной сумки «Chanel» в 2,5 тысячи евро в магазине «Модный рай» контрафактный «аналог» можно было приобрести за 560 рублей; при стоимости оригинальных часов «Rolex» около 120 тысяч рублей «Rolex» от «Модного рая» продавались за 400-800 рублей… И прочая.

Хозяйкой этого магазина и была Галина Минаева.

Уголовное дело было возбуждено по ч. 1 ст. 180 УК РФ (незаконное использование чужого товарного знака, совершённое в крупном размере, максимальная санкция – 2 года лишения свободы). И не в отношении конкретного лица, а «по факту».

Причём же тут китайский товарищ Линь Сюйгуан?

Пока известно лишь то, что одним из бизнес-партнёров Галины Минаевой был брат Линя Сюйгуана. Он и попросил родственника посодействовать, чтобы избавить партнёра от лишних новгородских проблем в виде возбуждённого уголовного дела.

Линь Сюйгуан – посодействовал. Что из этого получилось, мы уже знаем.

* * *

Сегодня и Линь Сюйгуан, и Галина Минаева обвиняются по ч. 4 ст. 291 УК РФ (дача взятки должностному лицу, до 12 лет лишения свободы).

И женщина, и мужчина вину в совершении этого преступления признают (Минаева, кстати, добавила: «И раскаиваюсь»). Дело, однако, рассматривается в общем порядке судопроизводства.

Что же в этом деле необычного – если не «на первый взгляд»?

Так вот, сегодня, в ходе судебного рассмотрения, узналось, например, что, на самом деле, для прекращения дела «по контрафакту» никакого денежного «умасливания» вовсе и не требовалось.

300 тысяч рублей были переданы оперативному сотруднику 23 января 2018-го года.

А в феврале 2018-го года дело «по контрафакту» подлежало прекращению – по закону: по причине истечения срока давности.

И пока создаётся впечатление, что Галина Минаева стала жертвой юридической безграмотности, а Линь Сюйгуан – недостаточного знания российских реалий.

Не поспеши они в город Великий Новгород в конце 2017-го – начале 2018-го года, и «по контрафакту» дело было бы прекращено «автоматом», и «по взятке» дела бы не было. И все бы спали спокойно, и не на нарах следственного изолятора.

Когда сегодня допрашивали в качестве свидетеля оперативного сотрудника Андрея Вьюхина, адвокат Александр Парфёнов неслучайно задавал множество вопросов касательно того, имел ли тот, знакомясь с материалами дела «по контрафакту», понимание перспективы этого уголовного дела, предупреждал ли в ходе общения с гостями из Петербурга, что передача денег – уголовно-наказуемое преступление, объяснял ли, что стоит подождать лишь месяц – и дело «по контрафакту» будет прекращено без всяких финансовых вливаний.

Как можно было понять, такая задача перед оперативным сотрудником полиции не ставилась.

Речи о провокации со стороны полиции, однако, не идёт. Свою вину в совершении коррупционного преступления, повторюсь, Галина Минаева и Линь Сюйгуан признают – оба.

На следующее судебное заседание, которое состоится 10 января, в качестве свидетеля предполагается вызвать Анатолия Ласкова.

Линь Сюйгуан пользуется помощью квалифицированного переводчика. Русский понимает. На русском говорит. Но – не очень…

Фото автора