Погода победного мая

Погода победного мая... Какой была она на огромных пространствах фронта и тыла?

В Праге советских солдат-освободителей встречали букетами сирени. Сиренью встречали победителей на Белорусском вокзале в Москве. Цвела сирень и в предместье Берлина - Карлсхорсте, где в ночь с 8-го на 9-е мая 1945-го года был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Странным казался маловишерскому пареньку Мише Селиванову, вдосталь хлебнувшему военного лиха, этот островок мира и покоя среди дымящихся развалин немецкой столицы. В каске и скатке через плечо он стоял в оцеплении у небольшого двухэтажного особняка, придерживая рукой винтовку с примкнутым штыком. Здесь, в офицерском клубе фортификационного училища сапёров, и состоялось историческое событие, о котором вскоре узнал весь мир. 

Та душная майская ночь запомнилась ему на всю жизнь. Никогда не видел он такого количества генералов и маршалов: советских, американских, английских, французских... Вряд ли бы он смог тогда отличить французов от англичан или американцев. Да и не положено ему, сержанту-разведчику, задавать подобные вопросы. Его дело – нести караульную службу, бдительно вглядываясь в ночь, вслушиваясь в непривычную солдатскому уху тишину.

Скрипнули входные ворота. В просторный двор бывшего военного училища вошли немецкие генералы.

Сержанту Селиванову приходилось сталкиваться с врагами лицом к лицу в рукопашном бою, в немецком тылу, когда вместе с товарищами брал «языка» ипёр потом на себе через линию фронта... Но таких холеных и надменных немцев ему еще не доводилось видеть. Правда, выглядели они, несмотря на маршальские атрибуты и прусскую выправку, довольно жалко и потерянно.

- Немецкая делегация может покинуть зал, - распорядился маршал Жуков, когда все формальности были закончены и акт о безоговорочной капитуляции, отпечатанный на трех языках – русском, английском и французском – был, наконец, подписан.

Сумерки последней военной ночи рассеял первый послевоенный рассвет. В бывшей столице бывшего Третьего Рейха 9 мая 1945 года мирно дымились русские полевые кухни. К кухням из уцелевших домов с белыми флагами в окнах тянулись голодные испуганные немцы.

Победа!

Слово это на разных языках и наречиях эхом прокатилось по всему миру. Слово это миллионы людей произносили как клятву, как молитву, услышанную Богом... Для всех, без исключения людей, этот день стал началом новой эры. Эры мира и милосердия.

День Победы запомнился всем, как яркий солнечный день. Ликующий народ выплеснулся на улицы сел, деревень и городов нашей великой державы и освобожденной от коричневой чумы Европы. Все обнимались, радовались, плакали... Плакали по пропавшим без вести и погибшим, обнимали фронтовиков... На всем белом свете не было, казалось, ни одного равнодушного к этому великому событию человека.

damayНо погода в тот радостный день не везде была майской. В ликующей Москве было пасмурно и сыро, а к ночи, когда небо озарилось вспышками праздничного салюта, заморосил дождь. В Ленинграде было всего четыре градуса тепла, дул северный ветер, а к вечеру на город просыпался слабый снег, припорошивший следы бомбежек, обстрелов и пожарищ... Но эти погодные явления не отложились в памяти ленинградцев, переживших страшную блокаду. День Победы запомнился им светлым, солнечным днем.

Правы синоптики, зафиксировавшие в своих отчетах отнюдь не майскую температуру воздуха, почвы и воды, низкую облачность, осадки в виде дождя и снега. Но правы и те, кто не заметил этого. Над миром в тот день действительно сияло солнце – солнце победного мая!