«Новая новгородская газета» 13 июля (№28) писала о выходе книги «Древние топонимы Великого Новгорода и его окрестностей», поздравляя с этим событием авторов и всех новгородцев. 12 октября в Областной библиотеке состоялась презентация книги и разговор не только о ней...

Событие это собрало многих – зал был полон. Организаторы пригласили к разговору людей, имевших разное отношение и к публикации, и к Вере Павловне Строговой.

Поэтому получился своеобразный вечер памяти. Вера Павловна – замечательный новгородский диалектолог, топонимист, исследователь языка берестяных грамот и других письменных текстов древнего Новгорода. Вспомнить ее очень хорошо, мне кажется. Потому что известными должны быть не только исполнители романсов или рок-композиций. Городу важно знать свою гуманитарную интеллигенцию.

Веры Павловны Строговой не стало в 1996 году. Ее студентка – теперь известный историк и автор многих публикаций по новгородике Людмила Андреевна Секретарь – исполнила их с Верой Павловной замысел: переиздать брошюру «Древние топонимы Новгорода и его окрестности»,изданную ею в 1993 году в издательстве Новгородского пединститута как научно-популярное издание. Приглашая Людмилу Андреевну к сотрудничеству, она имела в виду дополнить издание исторической информацией, которой владела Люся, работавшая тогда в Музее. Замечательное дело. Обо всем этом Людмила Андреевна рассказала, присоединив к своему рассказу воспоминания о Вере Павловне.

Зашла речь и о другой работе Веры Павловны – новгородском областном словаре, который вторым изданием – солиднейшим томом – вышел в издательстве «Наука» (Институт лингвистических исследований РАН) в серии «Памятники русского диалектного слова». О Вере Павловне как редакторе первого издания (в 12 брошюрах), коллеге и ученом рассказала Антонина Васильевна Клевцова (чтобы завершить второе издание, она ушла на пенсию). Говорили о Вере Павловне и другие. Так, Елена Федоровна Филиппова призналась, что писала диплом под руководством профессора Строговой, и это была работа по топонимике Новгородского района (но тогда Елена Федоровна не могла догадываться, что топонимика вернется в ее жизнь – ей придется возглавить городскую топонимическую комиссию).

Все эти воспоминания и рассуждения о Вере Павловне сделали ее как бы тоже присутствующей на предъявлении читателям книги, о которой она мечтала.

Взяв в руки обе книжки, можно увидеть, как издание подросло: и в высоту, и в объеме. На обложке появился Великий – иначе стали называть город. Изменилась полиграфическая культура: обложку украшает храм Петра и Павла в Кожевниках. Вообще качество иллюстраций несопоставимо, и в этом безусловна заслуга Александра Ивановича Орлова, который рассказывал на презентации, с каким трепетом он по многу раз снимал храмы, чтобы сделать тот единственный снимок, который «ляжет» на книжную страницу. Сокрушался при этом, что фотографии вышли не цветные: цветом пришлось поступиться для удешевления издания.

Кстати, о цене вопроса. На обороте титула указаны три спонсора. Это общественный фонд содействия развитию местного самоуправления и городского хозяйства; металлургический завод и депутат Думы (все, естественно, новгородские). Все вместе они собрали 70 тысяч рублей, и это при значительных усилиях Едены Федоровны, о которых она тоже рассказала. В результате книжечка в 95 страниц издана тиражом 500 экземпляров, и его уже почти нет, потому что Елена Федоровна раздавала всем, кто приходил к ней в кабинет.

Тут я возразила Елене Федоровне, не согласившись считать это большим достижением топонимической комиссии. Повторю, что усилия Елены Федоровны значительны, они заслуживают похвалы и признательности. Но для Великого Новгорода с его великими претензиями не издать такую книжку массовым тиражом, то есть таким, чтобы она могла оказаться в каждом доме, чтобы ее можно было купить в магазине любому гостю города, – по меньшей мере, конфуз. Я попросила тех, кто в зале, поднять руки, если у них нет книжки – море рук, наверное, четыре пятых зала. А ведь это явно интересующиеся люди, раз они пришли вечером в среду в областную библиотеку.

Сейчас, когда идет избирательная кампания, масса бумаги и цветных красок изводится на агитки, которые будут выброшены. Вот был бы ход кандидатов – отказаться от этих однодневных жанров в пользу хорошей книги для новгородцев.

Впрочем, нас интересуют не кандидаты в депутаты, а новгородские топонимы в новом издании. Продолжая сопоставление книг, нельзя не отметить еще факты, которые я отнесу скорее к утратам.

Первое обнаруживаем в содержании. Книга делится на две части: одна «Топонимы Софийской стороны Новгорода и примыкающих окрестностей», другая – Торговой. В переиздании эти части называются «Топонимы левобережной части Великого Новгорода по Волхову» – и правобережной. Каких-то объяснений этой замены в книге нет, а читателю кажется, что предпочтение отдано номенклатурным обозначениям типа железнодорожного – «Новгород на Волхове». Софийская и Торговая сторона – тоже древние топонимы, которые, к счастью, живы в речи новгородцев. Может, без них и строже, но не топонимичнее.

Второе тоже обнаруживается сразу же: исчезли ударения. Людмила Андреевна согласилась: произношение многих топонимов неочевидно. Так, у Веры Павловны (которая вносила знаки ударения вручную, что видно на ротапринтном издании) отмечено Н?редица, хотя новгородцы сегодня говорят только Нер?дица, и те, кто живут поблизости – это же реальный топоним. Изменилось ударение? Так и сказать об этом. Или Волотово поле: у Веры Павловны обозначено ударение а предпоследнем слоге – Волот?во, сейчас же слышу только В?лотово. Изменилось? Ударение, кстати, одна из важных характеристик топонима.

Чем книжка отличается содержательно? Появились новые очерки: «Вяжищи», «Мостищи», «Деревяница», «Коломцы», «Липно». Вместе с тем исключены «Дрянь, «Рель», «Ручей (Плотницкий, Федоровский», «Нутная улица».

Конечно, разбирать каждый из очерков в газетном отклике нереально. Скажу только, что все принципиальные решения по поводу происхождения названий сохранены, иногда указаны иные версии. Так, слово волот, от которого образован топоним Волотово поле, считалось, называло богатыря языческих времен; теперь высказано предположение, что это название одного из финно-угорских племен (менее известных, чем чудь или водь).

Текст расширен не только за счет включения исторических и архитектурных сведений, появились новые свидетельства жизни топонимов в древних документах. Получили, естественно, отражение и новые факты: восстановление церкви Успения в Волотове, о которой Вера Павловна писала: «разрушена в 1941—1943 гг.», и фресок церкви Спаса в Ковалеве. Внесено уточнение в отношение топонимов Колмово и Коломцы, которые были приняты за один.

В итоге хочется сказать, что второе рождение книги – доброе и важное дело. Большое спасибо за это Людмиле Андреевне, Александру Ивановичу и всем, кто способствовал этому и кого они не раз называли. Замечательно и то, что Библиотека взялась привлечь к этому событию общественное внимание и сделала это достойно во всех отношениях. Собравшиеся смогли не только услышать создателей книги, но и взглянуть на другие топонимические труды и статьи в журналах, разглядеть Словарь новгородских диалектов (все это было на подготовленной выставке), наконец, получить автограф…

XXК дальнейшим переизданиям книги (а в том, что они будут, я не сомневаюсь), мне кажется, стоит добавить еще несколько страничек-словариков.

Об одном уже сказано: словарь ударений, и может быть, не только заглавных топонимов, а и тех, которые упоминаются в очерках, например, Волховец…

Второй словарик необходим для чтения архитектурных дополнений. Честное слово, с удовольствием справлюсь, чтобы понять, например, фразу: Ползучая аркатура закомар, сомкнутые своды с нервюрами в угловых каморах на хорах…. Тут, наверное, рисуночки доходчивей толкований.

Кроме того, можно было бы посоветовать учесть новые работы по новгородской топонимике, например, о Нутной улице, Вяжищах. Ссылки на летописи необходимы, но ссылки на современные публикации раскрывают перед читателем горизонты, влекут его к новым познаниям. Например, указание на то, что имеются иные объяснения топонима Радоковичи, могло бы отослать читателя к серьезному исследованию В.Л. Васильева «Архаическая топонимия Новгородской земли» (Великий Новгород, 2005).

Как я уже говорила, вышедшая книга должна быть в каждой новгородской семье, ее захотят увезти с собой гости нашего города. Конечно, не думаю, что одной этой книги хватит любознательному уму новгородца. Но, кстати, прямо от обсуждаемой книги он может рвануться к другому труду Людмилы Андреевны «Монастыри Великого Новгорода и его окрестностей» (Москва, 2011) (в моем доме он уже есть, и я предвкушаю, как будем ездить с ним в обнимку в монастыри, перечитывая и еще раз возвращаясь). О том, что это уникальный единственный в своем роде труд, говорили с восторгом и восхищением маститые историки и музейщики.

И последнее «кстати». Слушала эти восхищенные слова в университетской библиотеке, где Людмилу Андреевну поздравляли с юбилеем. И говорили о том, чтобы сделать ее Почетным гражданином нашего города. Присоединяясь к поздравлениям и восхищениям, хотела бы заметить, что работа Людмилы Андреевны уже давно сделала ее читаемой и почитаемой новгородцами. Надо бы это закрепить юридически. Городу нужны герои и гуманитарного труда.

Татьяна Шмелева, профессор НовГУ

«Новая новгородская газета»

Фото: Арина Попова, Татьяна Шмелева, Светлана Жохова