«Тобол»: почему вернее было бы без «т», или Как российскому зрителю промывают мозги за его же собственные деньги

Несколько лет назад глава Минкульта Владимир Мединский ясно дал понять, о ком надо снимать кино. Кино, по Мединскому, нужно снимать о героях войны, труда, науки, индустриализации и обороны. Этим министр планировал убить сразу аж двух зайцев: во-первых, взбодрить патриотический дух зрителей, тем самым уравняв культуру с пропагандой, а во-вторых, поднять кассовые сборы отечественных шедевров. «Людям нужно чем-то гордиться, на такое кино они пойдут», – не мудрствуя лукаво, раскрыл карты глава культурного ведомства. И российские режиссеры, окрыленные полученной директивой, то есть перспективой урвать кусок бюджетных денег, бросились производить «героическое кино».

За эти несколько лет фильмов о героях было снято множество, приводимое, правда, к единому знаменателю, коим является крайне низкое качество производимого продукта, которое, к слову, ну никак не отразилось на сборах – те, в соответствии с прогнозом г-на Мединского, стремительно поперли вверх, доказывая, что жажда гордости превалирует над эстетической стороной. Более того: такое положение дел – когда патриотически настроенные граждане РФ вылетали окрыленными из кинозалов, готовые, не щадя живота своего, служить на благо Родины, то есть еще туже затянуть пояса, пока она, Родина, героически выдерживает блокаду и прочие нападки Запада и США, а те, кто изувечен развитым эстетическим восприятием, с трудом после сеансов доползали до задворок, чтобы в их интимной темноте опорожнить содержимое своих желудков – стало общим правилом для отечественного мейнстримовского кинематографа, оставляя надежду – надежду на исключения из этого общего правила. И вот она забрезжила: никто ведь не мог подумать, что злые кинематографисты решатся испоганить отличный исходник – дилогию, добавлю, что и сценарий, Алексея Иванова, которая и должна была послужить основой для фильма. Но именно это и произошло: «Тобол» Игоря Зайцева вышел таким, что и приступ освобождающей рвоты не мог уже служить облегчением, увы.

Зайцев убедительно показал, что для него главное – выполнить директиву сверху, с чем, кажется, он справился неплохо: патриотический message прет из всех щелей, видимо, благодаря чему фильм и стал одним из лидеров российского проката. При этом он также продемонстрировал, что уважение к зрителю – это то, что явно не входит в его планы, что главное – вытянуть из зрителей деньги, ибо как еще объяснить то, что лента является недоделкой сериала? Да-да, задумали снимать сериал про освоение Сибири и по ходу решили еще и отдельно ленту выпустить, впихнув то, что должно зреть, набухать и развиваться на протяжении восьми эпизодов, в двухчасовой хронометраж. Ну ясно же, что ничего путного получиться при таком раскладе не может! Ясно-то ясно, но вот кого это волнует? Вопрос, понятное дело, риторический.

Тобол 1

Итак, о чем фильм-то? Сюжет, в общем-то, даже увлекательный. Пронырливые китайцы, несущие огромные потери от войны с джунгарами, пытаются заручиться помощью России, по сути, поставив перед губернатором Сибири князем Матвеем Гагариным (Евгений Дятлов) ультиматум: либо он способствует тому, чтобы Россия ввязалась в войну, либо Китай прекращает торговое сообщение с Сибирью, которое приносило колоссальные доходы. И вот Гагарин летит к Петру Первому (Дмитрий Дюжев) с просьбой о небольшой армии, но получает от ворот поворот: царю, который еще не добил окончательно и бесповоротно шведов, новая война не нужна, а вот деньги в казну – даже очень. Чем герой Дюжева ставит губернатора в неловкое положение: ведь если казна не будет пополняться, то для князя это ничем хорошим не кончится. Тогда он идет на авантюру: предлагает царю снарядить экспедицию за золотом, а за джунгарами, по мысли Гагарина, дело не станет – много ли им надо? Капля, пустячок сущий, который губернатор и планирует организовать, пожертвовав русской экспедицией, чтобы царь прислал войска.

Главным героем ленты становится Иван Демарин (Илья Маланин), молодой офицер, только что вернувшийся из-за границы, где он обучался военной науке, и уже успевший надерзить царю. Вот он в составе экспедиции и отправляется в Тобольск, где под его началом будет бригада пленных шведов. С одним из них – молодым артиллеристом Йоханом (Андрей Бурковский) он уже успел повздорить и даже – вот ведь позорище! – задолжать тому благодарность за спасение своей жизни. Йохан, кстати, и станет не только чуть ли не главным антагонистом Демарина, но и рукой провидения – именно швед и воплотит коварный план губернатора. Ну чего не сделаешь ради спасения жизни! И ведь не только своей!

Да, без любовной линии не обошлось. В Тобольске Демарин влюбляется в Машу (Юлия Макарова), дочь местного архитектора Семена Ремезова (Дмитрий Назаров), а Йохан – в пленную немку Бригитту (Агата Муцениеце). Об этом важно упомянуть, потому что дамы последуют за героями в экспедицию, не сразу, но – когда джунгары нападут на крепость, в которой наши бравые вояки и обоснуются. Понятно, что рубилова будет много. Очень. Но и ему не под силу скрыть все нелепости и казусы «Тобола», ибо такое чувство, что исключительно из них лента и состоит.

Тобол 2

Начнем с самого очевидного. Что Маша, что Бригитта, точно слабоумные, бегают за своими избранниками, как собачки за хозяевами. Нет, я нисколько не преувеличиваю, все так и обстоит. Думается, такой «драматургией» отношений побрезговала бы даже какая-нибудь сказка для самых маленьких. Но что не годится для малышей – вполне сойдет для взрослых. Если создатели ленты хотели показать, что в старину чувства были чище и проще, без всякого современного разврата, то да, у них это определенно получилось. Такую чистоту можно увидеть разве что в психушке: среди пациентов с замедленным развитием. Включая и самих авторов фильма: ведь это начало 18 века, черт возьми! Если бы девка так бегала за парнем в то «золотое» время – навряд ли бы она дожила до свадебки. Нравы тогда были суровые. Ладно Маша, она в картине столь наивна, что волосы дыбом, но может ей простительно, как деве пусть и больной на голову, но невинной, а вот Бригитте – извините: как-никак замужняя дама. И то, что муж пьяница, точнее, алкоголик, если современным языком-то, на крепость «священных уз» это не влияет ни на гран. А как наша милая немка молит Гагарина за своего возлюбленного – ну не смех ли? Смех, только сквозь слезы.

А может, с Бригиттой все проще: она ведь по-русски лопочет-то с трудом, что, впрочем, не мешает ей именно на нем общаться с Йоханом. Ну понятно, иначе, если бы они на своих стали балакать – российский зритель бы не понял, а так хоть подчеркнули, что иноземцы, враги. Да, не упустили этот момент, молодцы, только вот с чего это вдруг джунгары на русском заговорили? Или русский у них национальный язык? И если мы о языке завели речь, то как не отметить, что его так осовременили, что будто смотришь комедию чуть ли не о нынешних временах. А-то, не дай бог, русский зритель-то не поймет – верно из этого исходили создатели?

Тобол 3

Из этого – из чего же еще. Поэтому персонажей сделали максимально картонными – без внутреннего мира, без характеров. Манекены. Сплошные клише. Маша – этакая русская девушка, готовая последовать за своим избранником хоть на край света, ибо ее любовь ведет. Демарин –офицер без страха и упрека, такой идеальный русский солдат. Семен Ремезов – эдакий тип русского купца, прижимистый, но с широкой душой, хотя в действительности навряд ли он походил на образ себя самого, созданный в фильме, как-никак ученый, причем серьезный, «сибирский Леонардо», так его звали, а тут – эдакий колоритный «русский мужик». А карикатурный Петр – он один чего стоит со своей патетикой! Но есть ведь еще и сибирский губернатор! Гагарин – типичный интриган и мелкий коррупционер, хотя, если следовать правде исторической, человек ума незаурядного, личность колоссального масштаба, хотя и не без прегрешений в виде махинаций, но явно уж не этих – которых и в помине не было.

Да, вся эта линия со слитком золота, вся эта псевдополитическая интрига – ничего этого не было в действительности, все выдумка, которую зрителю подсунули за историческую правду. Экспедиция, уточню, была, но джунгары напали не из-за каких-то интриг, а просто так: не понравилось им, что русские на их земли пришли, вот и все. Зачем понадобилось наверчивать – вопрос хороший, но без ответа. Видимо, для того, чтобы на историческом примере отразить сегодняшнюю реальность: царь – хороший, бояре – плохие. Мол, всегда на Руси так было, а значит и будет. Но это уже не просто пропаганда, это уже замашка на коверкание истории.

Тобол 6

Впрочем, согласно представлениям главы Минкульта, история – вещь относительная и весьма подвижная, ее можно трансформировать на все лады, как выгоднее для политиканов. Помните, что г-н Мединский сказал по поводу критики на фильм «28 панфиловцев» касательно несоответствия исторической правде? Не помните? Тогда напомню:

Мое глубочайшее убеждение заключается в том, что даже если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего – это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, – мрази конченые,

– вот что тогда сказал глава Минкульта.

В этом и ответ. Совершенно неважно, как выворачивать историю, главное: внушить людям гордость и собрать кассу. А те, кто будет вякать, что, мол, не так было, или что сделано плохо – «мрази конченные», поскольку все равно на святое замахнулись. Это – глубочайшее убеждение министра культуры. Если перевести на нормальный язык, то можно сказать, что современный российский кинематограф, финансируемый Минкультом – не более, чем промывка мозгов, за которую еще надо заплатить. И, что самое интересное: ведь платят! И это удивляет и настораживает куда больше, чем просто появление на экранах таких шедевров, как «Обол». Простите, «Тобол». Но без «т» вернее. В общем, монетка, которую Харон кладет своим подопечным при переправе в мир иной. Светлого будущего. Куда все мы и движемся.

Кадры из открытого доступа в интернете.