«Жу-жу» «Ленинграда» с Глюкозой как гимн простоте из ошметков взорванного мозга!

«Ленинград», пожалуй, единственная группа, простите, группировка, не перестающая удивлять, точно вызывать изумление входит в непосредственную и первостепенную задачу коллектива. Каждая их новая работа – это всегда движение вперед, хотя куда это – вперед, часто не очень понятно. Вот и «Жу-жу» и из той же оперы: смотришь клип – и мысли сурово изгибаются вопросительными знаками. Но при этом чувствуешь, что замутили ребята, как всегда, вещь – прилипчивую, как простуда, и устойчивую, как курс доллара. Из головы ее будет долго не выкинуть.

Итак, первое, точнее, второе, что обескураживает – это отсутствие самого Шнурова. То, чего ждешь, но в конечном итоге так и не дожидаешься. В «Жу-жу» от фронтмена знаменитой группировки вы не услышите ни речитативчика, ни реплики. Будто его и нет, будто это и не «Ленинград» вовсе, а своеобразный такой сольничек Глюкозы, да, это она обеспечивает клип вокалом. Но Шнуров все же присутствует – как персонаж, которого в конце прошивают взрывными пулями, так что все внутренности наружу, а голова взлетает под самый потолок. Отсюда к первому, что вызывает удивление – формат ролика.

Жу жу 6

Признаться, я лично не ожидал, что Шнуров повернется к аниме, все-таки он всегда отталкивался от суровой действительности, а данный жанр как бы смещает восприятие зрителя в заведомо фантастическую реальность. Но, с другой, это было вполне прогнозируемо. Во-первых, аниме давно и уже прочно вошло в культуру, правда, в российскую покамест не очень, но именно это обстоятельство – все-таки еще заповедная территория! – и вызывает соблазн эксперимента, желание опробовать себя на этой почве. Во-вторых, аниме дает колоссальную свободу в плане содержания: можно ну совершенно себя не сдерживать и устроить такое мочилово, что даже чертям в аду станет как-то неуютно, не по себе, что ли. В-третьих, сам по себе формат вводит дополнительные смысловые значения, отсылая к японской культуре, собственно, события и развиваются на ее просторах, правда, немного в будущем, если судить по летающим авто и лучевым пистолям. Это сильно дистанцирует зрителя от происходящего на экране/мониторе, создавая эффект заведомой нереалистичности происходящего, сказки-выдумки. Что, в свою очередь, нехило усиливает message вербального послания, работая на идею песни безупречно и стопроцентно.

Оля недовольна «Мерседесом». /Коля недоволен лишним весом. /Он и своей «Маздой» недоволен. /«Мерседес» его б устроил Олин,

– так начинается композиция, задавая общую направленность, которую можно определить как недовольство. Причем недовольство тотальное и абсолютное:

Толя часто недоволен Олей. /И зарплатой тоже недоволен. /Крутятся как белки в колесе /В нашем офисе и недовольны все.

И не надо обладать выдающимися умственными способностями, чтобы понять, что это недовольство распространяется вообще на всех.

Все недовольны всем – такой нехитрый посыл.

Все, кроме самой лирической героини:

А я вам так скажу – я же вот езжу на «Пежо» и не <…> (нецензурное: сетую, плачусь).

Жужу5

И далее:

Жу-жу-жу-жу! Жу-жу-жу-жу!

– завершение припева просто потрясающее в своей первобытной, примитивной простоте, которая как бы противопоставляется анимешным экшен-футуристическим наворотам.

Принятие реальности (езжу на «Пежо» и не <возникаю>) как совершенно естественная, элементарная и в высшей степени позитивная установка, в противовес которой выступает нарисованная бойня, символизирующая вечное недовольство и проистекающее из оного мочилово. Конфликт, на самом деле к реальности не имеющий ни малейшего отношения, – как изображения дождя на бумаге в отличие от реального, под которым в момент промокнешь до нитки, стоит лишь по забывчивости выйти без зонта!

Недовольство ставится автором песни как некое онтологическое условие, сам факт бытия современного человека.

Я недоволен, следовательно, я существую,

– вот, что сказал бы Кортезий, окажись он в нашем времени.

Желание большего – обратная сторона недовольство тем, что есть. Но ведет ли оно к счастью, наполненности? Увы:

Оля хочет вместо «мерса» «бэху», /Оттого, что просто делать <…> (нецензурное: нечего).

Потребление в таком контексте становится подтверждением того, что ты есть. Грубо говоря, сама жизнь, твое наличие в мире мыслится не иначе как вечное потребление. Вещи придают ощутимость собственного «я», становясь модусом бытия. Почувствовать себя в мире невозможно иначе чем через статус, дарованный вещами. Но что самое печальное – это стремление ничем не мотивировано:

Оттого, что просто делать <…>.

И анимеряд в этом плане подтверждает комичность и невсамделишность такого подхода, доводя, по сути, до абсурда – чем эта жизненная «философия» на практике и является.

Звукоподражание («жу-жу») становится символическим выражением того, что единственно реально. Стоит заостриться: это не какое-нибудь «му-му» (здесь «Ленинград» оставил незабвенного Владимира Владимировича с его «простым, как мычание» далеко позади) или «бе-бе». Примитив доводится до максимума: до «жизни насекомых» (привет Пелевину!). «Насекомость» выступает критерием истинности бытия, ни больше ни меньше!

Это, конечно, простое совпадение, но то, что солисткой выступает Глюкоза – бьет тоже в семантическом плане и туда же. Ведь что такое глюкоза в химическом отношении? Моносахарид. Главный источник энергии для организма человека. Снова же в этом чувствуется сведение сложного к элементарному, которое и декларируется «Ленинградом». Даже сама безыскусная незамысловатость текста, точно его писал ученик начальных классов, апеллирует к этому.

Да, простота Шнурова, что называется, с душком, идущая противу нормальным, традиционным ценностям. Здесь примеров привести можно огромное количество:

Кто-то жрет таблетки, а кто-то колется. /Я лично бухаю, но могу ускориться,

– поет Шнуров в «Мне бы в небо…».

Цитировать можно бесконечно! Чего стоит одно «В Питере – пить»!

Но в мире, где царит культ потребления, такой выход ничем не хуже других.

Жужу3

Алкогольный угар – как альтернатива ненастоящей, «матричной» действительности, Майи, если прибегнуть к буддийской терминологии.

Любой алкоголик – уже мистик,

– вполне справедливо писал румынский философ Эмиль Чоран, по сути, сжимая до афоризма мысль транспсихолога Станислава Грофа о том, что алкогольное опьянение сродни состоянию расширенного сознания, преодолению скорлупы своего «Эго», приближение к тому, что есть, ибо в данном состоянии практически любое действие обзаводится характером самодостаточности, когда действие замыкается в себе самом, становясь смыслом самого себя.

Да, это не очень конструктивный подход в плане здоровья и прежде всего психического, горячительное, понятное дело, не самым лучшим образом действует на мозг, но он, этот подход, имеет право на существование. Особенно в нашем постмодернистском мире, отличающемся отсутствием ориентиров и незыблемых ценностей. Где сложность становится тем, что определяет значимость – мыльный пузырь, существующий к тому же только в воображении!

И простота – что может быть проще, чем напиться? – один из основных шнуровских постулатов, который в «Жу-жу» реализуется с такой силой и мощью, что остается лишь поражаться удаче фронтмена группировки. Сомневаюсь, что он сознательно выводил концепцию, разрабатывал стратегию. Как сложилось – так и вышло. В общем, как бог на душу положил. Чистая случайность. Без запар, как говорится. Как «жу-жу». Точнее, без как.

Кадры из открытого доступа.