«Пока Юля не вернётся, я ухожу». Как была убита и закопана в Чудове красавица Юлия. Мужчиной (мужем) с говорящей фамилией – Лихов…

В публикации «Сегодня исполняется 65 лет службе криминалистики...» мы сообщили о том, что завершено следствие по делу об убийстве молодой красивой женщины из Чудова. Некоторые подробности жуткого злодеяния. 

Около полутора месяцев объявления о розыске с фотографией Юлии висели во всех людных местах Новгородской области. Информации было немного: что она вышла из дома, на связь не выходит, местонахождение неизвестно. 

Всё это – со слов её мужа Михаила Лихова, считавшегося доселе человеком без особых «картинок» в биографии. 

О пропаже жены он сам сделал заявление в полицию в июне этого года. На поиски были брошены многие силы. 

Но уже на первоначальном этапе под подозрение попал и сам Лихов. Спустя несколько дней было принято решение об изъятии у него машины, а самому предложили явиться в полицию для осмотра машины, дачи показаний и проверки на полиграфе. 

Вот после этого-то и Лихов исчез из города. А в квартире, как рассказал руководитель Маловишерского МСО регионального СУ СК Давид Бабаян, нашли записку Лихова, смысл которой сводился к тому, что он ни в чём не виноват, а на него собираются «повесить» убийство. И P.S.: «Пока Юля не вернётся, я ухожу»

– Таким образом, – говорит Давид Бабаян, – он пытался отвести от себя подозрения, и об этом позднее говорил на допросе. 

На «дне» Лихов пролежал полтора месяца. А 26 июля, уже после того как и его мать подала заявление о розыске сына, появился-таки в «зоне доступа». Сам явился в полицию и признался, что именно он виновен в смерти жены, и «захоронение» женщины – дело его рук. 

А потом написал явку с повинной. 

Что именно произошло между Лиховым и его женой? 

Лихов объяснял так. Это было 5 июня. Среда. В тот день они с женой ездили на кладбище – на могилу матери Юлии. В город вернулись около семи часов вечера, забрали ребенка, оставленного у второй бабушки, поехали домой. 

На вечер у них с женой ещё были планы: собирались поехать «на шашлыки», и даже мясо было замариновано. 

По-видимому, Лихов торопился. Как он объяснял, прошло минут десять после того как жена сказала первое «сейчас», но одеваться на пикник так и не начала. Потом вдруг заявила, что ей, мол, нечего надеть. И скинула на пол одежду из шкафа. Такое-де бывало и раньше: по характеру, считал муж, его жена была «взрывная». 

Супруги начали ругаться. Жена, утверждал Лихов, стала царапаться и даже «раскровянила» ему шею, а он уворачивался – «чтобы не выцарапала глаза». 

После этого, по версии обвиняемого, они сцепились, упали на кровать. 

Сколько времени боролись в положении лёжа, сказать Лихов «затруднился». Но вдруг обнаружил, что его руки лежат на шее жены, сжимают её, а жена… «перестала драться». 

И всё – нет человека. 

На допросах Лихов утверждал, что убивать жену он не хотел, всё случилось «по неосторожности». 

Ему, однако, задавали вопросы. Почему сам не сообщил о происшедшем в полицию? Почему вывез труп в безлюдное место и сам закопал его? Почему потом сбежал из Чудова? 

Он отвечал, что… «испугался всего». Очень испугался. Говорил, что «хотел вызвать скорую, но подумал, что уже поздно, и не стал этого делать»

И дальнейшие его действия были вполне логичны и целенаправленны. 

Первой «нештатной» для Лихова ситуацией стало то, что вскоре после убийства в дверь постучали. Он не стал таиться. Сначала предусмотрительно «перетащил» труп жены в кладовку, а потом подошёл к двери, посмотрел в глазок: соседка. Спокойно открыл дверь. Та интересовалась, дома ли Юлия? Хладнокровно ответил: нет. Нет дома Юлии, «ушла куда-то»… 

Ушла и соседка. Потом Лихов собрал ребёнка (всё время, пока ссорились родители, он, совсем ещё малыш, находился в другой комнате), отвёл к своей матери. 

И стал прикидывать, что ему нужно, чтобы закопать жену. Так что-что? Первое: лопата. В квартире таковой не было. Припомнил, что, кажется, «на заправке» (на АЗС) лопаты продают. Поехал туда: точно – есть лопаты! Купил. 

Вернулся домой. И методично, одно за другим, стал делать то, что, считал, должно в его ситуации. Извлёк труп жены из кладовки, «упаковал» в объёмную сумку, вынес к машине (жена отличалась худощавым телосложением), сунул сумку в багажник, сел за руль и погнал в сторону садоводческого товарищества «Железнодорожник». 

Не доезжая нескольких метров, остановился, и стал копать яму. 

Получилось. В эту яму он и опустил труп жены. Потом яму закопал, а поверхность тщательно выровнял, чтобы и холмика не осталось. 

Дело, решил Лихов, сделано… Так уж получилось. 

На другой день заявил в полицию о таинственном исчезновении жены. А потом… отправился «ховаться». 

Отлёживался, кстати, в том самом садоводческом товариществе «Железнодорожник». Там у него своя дача. Но не в ней, адрес которой был известен полиции, прятался, а в чужой – заброшенной. 

…Теперь дело «уходит» в суд. 

Сюрпризов там быть не должно. Вину «по 105-ой» (убийство) Лихов признаёт. Полностью. 

И последнее… «Картинка» в биографии Лихова всё-таки была. В 2016-ом году его судили за причинение побоев человеку. Какому человеку? Так всё ей же – жене Юлии. В тот раз приговор Лихову вынесен не был – по причине «примирения сторон». Простила тогда его Юлия.