Представитель кандидата Перевязкина уличил кандидата Игнатова в плагиате при создании агитролика «Я заставлю!». Образцом для подражания, считает, стал агитролик Зеленского «Я готов!»

В Новгородском областном суде начался традиционный, столь любимый электоратом предвыборный парад дуэлей потенциальных избранников народа. Первыми на судебный ринг должны были выйти кандидаты в депутаты Государственной думы Дмитрий Первевязкин, подавший иск, и Дмитрий Игнатов, выступавший ответчиком по делу. 

Я не случайно оговорился: «должны были выйти». Потому что обычно на такие судебные баталии сами кандидаты не являются: не кандидатское, мол, это дело. Их интересы отстаивают «представители». 

Так поначалу было и сегодня: представитель Перевязкина — Рустам Бадалов против представителей Игнатова, более активным среди которых был Максим Димитров. Но после обеденного перерыва в суд явился таки один из оппонентов — Перевязкин. И даже не сразу был допущен в зал судебным приставом, ибо — опоздал. Пришлось испрашивать разрешения у судьи Елены Павловой. Она разрешила, и Перевязкин лично присутствовал на рассмотрении дела, где он, по логике, должен был быть одним из главных героев. Прошёл, однако, не в отсек для участников процесса, а в тот, где внимают суду зрители. А потом судья даже сделала ему замечание, усмотрев нарушение тихого судебного порядка. 

Впрочем, не это главное. Главное — существо спора. 

Так вот, в своём административном исковом заявлении Перевязкин просил суд отменить регистрацию Игнатова в качества кандидата на грядущих 8 сентября выборах. Почему? Перевязкин, как и сотни прочих новгородцев, отсмотрел агитационный ролик Игнатова (тот самый, где Игнатов — на вопрос остающейся за кадром девушки, готов ли он, мол, бороться за людей, заставит ли он, мол, бюрократов работать? – с чувством отвечает: «Да, я заставлю!»), а потом задумался: где-то что-то очень похожее он уже видел. И вспомнилось: так ведь это почти то же самое, что было в ролике Владимира Зеленского – в период борьбы за президентское кресло. Тот же антураж, та же стилистика, тот же типаж, те же планы, та же подача «материала»... И последняя реплика украинского экс-сатирика звучит очень похоже. Он с чувством отвечает: «Я готов!»

В этом Дмитрий Перевязкин усмотрел покушение на интеллектуальную собственность и авторское право. Как и в том, что ролик Дмитрия Игнатова сопровождает запоминающаяся «тревожная» музыка. Всё хорошо, но автор-то — не указан (звучит, меж тем, фрагмент произведения «Final Boss», приписываемого то ли некоему, то ли некоей – под псевдонимом «Myuu»). 

По мнению административного истца, в данном случае было нарушено «право автора на имя», которое реализуется «путём указания его имени». 

Касательно сходства роликов Зеленского и Игнатова в заявлении сказано: 

Изучение двух видеороликов — кандидата Игнатова и кандидата Зеленского позволяет установить, что ролик кандидата Игнатова является переработанным роликом кандидата Зеленского». (…) Логично при том отмечается: поскольку первоначально агитационный ролик был опубликован кандидатом Зеленским, правообладателем на аудиовизуальное использование остаётся за ним. И далее: «В отсутствие лицензионного договора кандидатом Игнатовым неправомерно была осуществлена переработка аудиовизуального произведения. 

По мнению истца, отсутствие согласия правообладателя является «безусловным основанием для отмены регистрации». В качестве обоснования приведена ссылка на судебную практику Верховного суда. 

Выступая в суде, Рустам Бадалов (представитель Перевязкина), в частности, отметил: 

– Кандидат не позаботился о том, чтобы соблюсти законодательство об интеллектуальных правах. (…) Мы считаем, что у административного ответчика отсутствует лицензионный договор на использование авторского проекта Владимира Зеленского. И не соблюдены его права. (…) Идёт чистый плагиат... 

С этим представители Дмитрия Игнатова, конечно, были не согласны. В отзыве на исковое заявление, например, отмечалось: 

В представленный видеоролик Зеленского Игнатовым не вносились никакие изменения. Видеоролик, использованный Игнатовым в предвыборной агитации, является самостоятельным объектом авторского права. 

Правда, не отнять: «При сопоставлении роликов можно сделать вывод, что ролик создан по мотивам ролика Зеленского». А чуть далее — поминание и такого жанра как «пародия»: «Использование произведения для создания другого произведения в жанре пародии не требует согласия автора». И, соответственно, выплаты гонорара. 

Таковы позиции «сторон». Понятны, в целом. 

И – маленькая ремарка. Вообще говоря, несмотря на сходство двух капель воды, заключение об их идентичности – прерогатива специалистов. Поэтому даже будучи уверенным в том, что одно произведение – плагиат другого, устанавливая такой факт, суд должен опираться на заключение тех, кто является специалистом именно в этом тонком искусствоведческом вопросе. 

Но никакого исследования к заявлению Перевязкина приложено не было. 

Уже ближе к концу судебного заседания представитель Бадалов вышел-таки с ходатайством о назначении комплексной «компьютерно-искусствоведческой экспертизы». 

Судья, однако, напомнила, что озаботиться представлением доказательств должен был истец. Тем более, что времени до выборов... Дни – считанные. 

В удовлетворении этого ходатайства было отказано. 

Любопытна была и позиция прокуратуры. 

Её представитель Марина Смирнова дала такое заключение: 

– Я полагаю, что оснований для удовлетворения административного искового заявления не имеется по следующим основаниям. По первому доводу – не представлено доказательств, подтверждающих факт принадлежности кому-либо прав на произведение, которое использовано в качестве музыкального сопровождения в агитационном материале кандидата Игнатова. По второму основанию иска полагаю, что административным истцом не доказан факт переработки видеоролика Зеленского при создании видеоролика кандидата Игнатова. Видеоролик кандидата Игнатова не идентичен видеоролику Зеленского: не совпадает с ним в полном объёме. (…) При таких обстоятельствах, считаю, отсутствуют основания полагать, что кандидатом Игнатовым нарушено законодательство об охране интеллектуальной собственности, в связи с чем отсутствуют и основания для отмены регистрации кандидата Игнатова. 

Такая логика... Имеет место быть. 

Суд, надо сказать, полностью с ней согласился. Исковые требования кандидата Перевязкина не удовлетворены. Кандидат Игнатов остаётся и продолжит борьбу за право назваться избранником народа. 

Единственный вариант судебного возвращения к этой ситуации: если вдруг материализуется загадочный (или загадочная?) «Myuu» и сам (или сама?) заявит свои права на безгонорарно-использованное Игнатовым музыкальное произведение. 

И – в порядке вишенки на торте. Мы предлагает вниманию читателей оба ролика: и кандидата Зеленского, и кандидата Игнатова. Два отличия (а, может, и больше?) каждый сможет найти сам. И сделать свои выводы...

Агитационный видеоролик Владимира Зеленского: «Я готов!»

Агитационный видеоролик Дмитрия Игнатова: «Я заставлю!»

Всё — из открытых источников