Арнольд Шалмуев не стал обжаловать приговор по делу о выдаче взятки в 17 миллионов сенатору Кривицкому... И почему Кривицкий называл губернатора Митина «любимым»? Из зала суда по делу Строминой...

О том, что Арнольд Шалмуев отказался от обжалования приговора, по которому ему назначено 10 лет лишения свободы, стало известно сегодня, на процессе по делу верной помощницы сенатора Кривицкого – москвички Натальи Строминой, которая обвиняется в посредничестве в даче взятки (о начале суда – здесь).

Несмотря на то что на одном из прошлых судебных заседаний Арнольд Шалмуев рассказал практически всё, что знал и помнил в связи с эпохальной взяткой, которая передавалась через несколько рук, сегодня его вновь доставили в зал судебного заседания.

Отвечая на вопросы государственного обвинителя Юрия Михайлова, он вновь повторил, что Стромину в лицо не помнит. У самого в бытность заместителем губернатора области было и несколько секретарей, и несколько помощников. То же самое, верно, и у Кривицкого.

С ранее данными показаниями, оглашёнными гособвинителем, где поминалась фамилия Строминой (тогда – Куляпиной), Арнольд Александрович согласился, но подчеркнул, что фамилия «секретаря Натальи» стала известна ему, когда уже шли следственные действия по «дорожному делу». А тогда, в 2012-ом, «звонила девушка, представившаяся Натальей». Никаких содержательных разговоров, как можно было понять, с ней бывший заместитель губернатора области не вёл.

Сама Стромина, судя по всему, очень хочет, чтобы Шалмуев её так и не вспомнил.

Когда ей было предоставлено слово, она произнесла речь, обращённую к Шалмуеву. Такую:

– Арнольд Александрович, вы говорили, что уровень секретаря и сенатора или первого заместителя губернатора... Ну, как бы, у меня был вообще не тот статус, чтобы я о чём-то знала. Вы руководитель, у вас тоже были секретари...

Председательствующий на процессе судья Александр Мишуков прервал слегка сбивчивый монолог, попросил чётче сформулировать вопрос. Наталья Стромина сказала:

– Нет, я просто хочу, чтобы Арнольд Александрович подтвердил, что я просто...

Судья Мишуков снова остановил женщину:

– Ещё раз вам разъясняю, что наводящие вопросы нельзя задавать. Сформулируйте вопрос по-другому: Арнольд Александрович, поясните... Это должен быть вопрос, он не должен содержать в себе уже ответ на этот вопрос.

Наталья Стромина сформулировала:

– Арнольд Алексанрович, тогда поясните, что я не была в курсе этой ситуации... Просто как помощник выполняла работу, которую я выполняла каждый день.

Арнольд Александрович пояснил:

– Мне неизвестно о ваших взаимоотношениях с руководителем, поэтому ничего не могу сказать. Но, по крайней мере, мои секретари всё не знали. Это надо у Кривицкого спрашивать.

(В скобках замечу: очень бы хотелось, чтоб настал такой день!)

Показалось, что Наталья Стромина таким ответом осталась удовлетворена.

В принципе, ничего нового в ходе сегодняшнего оглашения прежних показаний Шалмуева, не открылось. Разве что... Никогда ранее не поминалось о том, что экс-сенатор Дмитрий Кривицкий постоянно называл экс-губернатора Новгородской области Сергея Митина – «любимым». Об этом говорил Шалмуев на предварительном следствии. Но что вкладывал в столь трогательное определение г-н Кривицкий, остаётся только догадываться. Может быть, говорилось это с иронией. А может быть, и нет...

Сегодня же гособвинитель Михайлов огласил и выдержки из приговора Арнольда Шалмуева, потому что на сегодняшний день приговор вступил в законную силу, так и не став оспоренным стороной защиты Шалмуева.

По окончании допроса Арнольд Александрович поинтересовался: всё ли, мол? Не будут больше доставлять его на этот процесс?

Прокурор Михайлов сказал: всё.

И теперь, надо полагать, путь Арнольда Шалмуева лежит на «зону». Не ставшую уже привычной — валдайскую, а в Парфино, в колонию строгого режима, где придётся начинать всё с начала, и на трудовом фронте – тоже. В Валдае, как уже сообщалось, Арнольд Александрович достойно трудился в качестве руководителя местной бани. А что будет в Парфине? Бог весть. Там, надо думать, почётная должность начальника бани уже занята. А трудиться – надо! Ибо добрая работа на благо любой «зоны» учитывается при решении вопроса об условно-досрочном освобождении. А право на испрашивание этого у Арнольда Александровича – не за горами.

И это, вероятно, даже более серьёзный вопрос (сколько уже дети отца не видели?!), нежели дело по обвинению Строминой. Всё-таки не ферзью была она в той игре, не королевой...

А судебное следствие по её делу – продолжается.

Фото автора