Последнее шоу головореза Бревнова. В Новгородском областном суде состоялось трогательное прощание… «Где же здесь правосудие?» – возопил он

Сегодня в Новгородском областном суде прошло рассмотрение апелляционной жалобы Ивана Бревнова, ославившего Великий Новгород на всю Россию. Бревнов – тот самый (хм!) человек, который отметил великий праздник русского народа – встречу нового, 2018-го, года – убийством своего товарища Максима Г., «отчленением» его головы от тела с последующим «сбрасыванием» основного вещдока – то есть головы – с балкона своей квартиры на улицу, во двор одного из домов по Псковской улице.

Задержали Бревнова практически сразу после совершения преступления. О том, как и где, рассказывалось уже много (читайте здесь, здесь и здесь). На первоначальном допросе убийца признал вину, написал явку с повинной.

Казалось, что с расследованием дела – никаких проблем. На том этапе всё происшедшее Бревнов объяснял банальной пьяной ссорой, в ходе которой он схватил нож, «нанёс им удары по шее, рукам и телу Максиму Г., отчего тот упал на пол, затем нанёс несколько ударов металлическим прутом по голове». Зачем отрезал голову, – не объяснял. Но и не отрицал этот факт.

По окончании следствия дело было направлено в Новгородский районный суд.

Там-то головорез Бревнов и был явлен народу. Оказалось, однако, что человек не так прост. Артистичен! Находчив! Многие его выходки вызывали даже потаённую улыбку: а попробуйте не улыбнуться, если смотрите, скажем, «Джентльменов удачи»!

За несколько месяцев пребывания в следственном изоляторе внешне Бревнов явно пошёл на поправку. В зал судебного заседания ввели человека, на котором вроде уже и не было печати алкогольной деградации. Справный такой, слегка даже располневший… Известно, тюрьма наша чудеса иногда делает, превращая полных обмороков в какое-то подобие людей. Трёхразовое питание все-таки. И ни капли алкоголя. Трезвый образ жизни, понимаете. В СИЗО с этим строго.

Глаза не прятал. Чувствами раскаяния и стыда отягощён не был. Боевой такой, живенький, задиристый. Как-то раз высказавший даже желание предъявить иск одной из телекомпаний за то, что там прошёл о нём сюжет.

Если в начале следствия Бревнов признавал вину именно «по 105-ой» (умышленное убийство – до 15 лет лишения свободы), то, будучи допрошен уже в суде, предлагал подретушированную версию событий, согласно которой вдруг ни с того ни с сего Максим полез в драку. Начал выгонять Бревнова из собственной квартиры, избивать его – люто! Ногами, руками… И по голове бил!

Вот после этого, говорил Бревнов, с ним приключилось что-то вроде шока. Ничего не помнит! И про то, как отпиливал голову, не помнит тоже.

Всё, впрочем, сводилось к тому, что Бревнов в тот момент пребывал уже в состоянии аффекта. А это – не «105-ая», а «107-ая», и максимальное там наказание – 3 года лишения свободы. Против трёх лет Бревнов не возражал.

Не прошло… Судья Новгородского районного суда Светлана Вихрова признала Ивана Бревнова виновным именно в умышленном убийстве и приговорила к 12 годам лишения свободы в колонии строгого режима (в пользу сестры погибшего в порядке компенсации морального вреда с осуждённого взыскано 500 тысяч рублей).

Бревнов написал апелляционную жалобу в Новгородский областной суд. А потом – ещё и дополнения к ней.

В изначальной жалобе просил суд хотя бы «скостить» ему срок – до 8 лет колонии. Потом подумал-подумал и понял, что это – не то, что требуется ему для счастливой жизни. К моменту рассмотрения дела в Новоблсуде совсем определился: просил вообще отменить приговор и направить дело – даже не на новое рассмотрение в суд первой инстанции, а на новое расследование в СУ СК.

Общение с осуждённым происходило посредством видеоконференцсвязи. Иван Бревнов, стоя в клетке следственного изолятора, чувствовал себя вполне комфортно и расслабленно. За спиной человека, на лавочке, громоздились томики, вероятно, юридической литературы.

Очень много, о чём просил сегодня. Поскольку чаще всего слышал: «Отказать!» (ну, правда, некоторые ходатайства были очень нелепы!), – ехидно улыбался, хмыкал, швырял томики юридической литературы на лавку, вступал в спор с членами судебной коллегии.

Был даже предупреждён о том, что может быть удалён с процесса за нарушения установленного порядка… Последнее – не случилось. И – благо! Во-первых, не будет повода для новых жалоб. Во-вторых, зрители не были лишены эстетического удовольствия – не банальный всё-таки человек!

Не отнять: за истекшее в следственном изоляторе время Бревнов очень серьёзно углубил свои познания в юриспруденции, и только сыпал ссылками на части и статьи, особо почитая Конституцию РФ и то и дело повторяя: «Это есть нарушение моих конституционных прав!».

В целом же, настаивал на том, что его действия объясняются исключительно состоянием аффекта. Эксперты-психиатры не усмотрели таковое? Так плохие эксперты и плохая экспертиза. Новую! (Между тем, замечу в скобках, если по части юриспруденции в познаниях явный прогресс, то по части медицины – увы, потому как справочники рисуют совсем другое течение аффекта, чем то, которое изображал в своих показаниях Бревнов).

Так что, доказать, что всему причиной не чрезмерно потреблённый в новогоднюю ночь алкоголь, а «накрывшее» Бревнова состояние аффекта, как говаривал один из героев замечательных «Покровских ворот», это – утопия.

Как сообщила пресс-секретарь Новгородского областного суда Мария Воробьёва, выслушав всё и выйдя из совещательной комнаты, судьи огласили: оставить приговор суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

В этот миг раздался недоумевающий вопль человека, отрезавшего другу голову:

– Где же здесь правосудие?!

Риторический вопрос, как можно догадаться, оставлен без ответа.

Кстати, во время своего яркого выступления Бревнов настаивал на том, что приговор должен быть отменён хотя бы потому, что «руководитель следственной группы Рождественский был уволен из следственного управления»! Так ли это? – я поинтересовался у старшего помощника руководителя регионального СУ СК по взаимодействию со СМИ Анастасии Садриевой.

– Уволен? – удивилась она. – Ничего подобного: следователь Дмитрий Рождественский переведён в Санкт-Петербург, и теперь служит там в одном из подразделений Следственного комитета РФ. У него всё в порядке!

В общем, всё. Точка в одном из самых диких уголовных дел современности – поставлена.

Фото автора