Суд над редактором «Русского каравана» Галиной Ярцевой… Из зала удалены несколько человек из группы её поддержки. За аплодисменты

Сегодня в Новгородском районном суде под председательством Анны Недовесовой продолжился судебный процесс по делу Галины Ярцевой, обвиняемой в совершении двух преступлений по ч. 1 ст. 297 УК РФ – «Неуважение к суду».

Неуважение, по обвинению, выразилось в том, что во время прежних судов Галина Ярцева назвала своего оппонента Ирину Рукавишникову, тоже участницу тех процессов, в одном случае (2016-ый год) – «зараза», в другом (2017-ый год) – «сволочь» (все подробности – здесь).

В прошлый раз судебное заседание было отложено по причине того, что Рукавишникова, имеющая ныне статус «потерпевшая», заявила: ей необходима юридическая поддержка – её представитель. Но и сегодня она явилась в суд без какого бы то ни было представителя.

Но процесс был продолжен.

В самом его начале Рукавишникова заявила ходатайство о возвращении дела прокурору. Сообщила, что при ознакомлении с материалами дела, обнаружила отсутствие некоторых документов. В частности, документа, имеющего архиважное значение: обращения Рукавишниковой к председателю суда с просьбой «обеспечить присутствие пристава в зале судебного заседания и отреагировать на поведение Ярцевой»:

– Отсутствует документ – моё обращение в Новгородский районный суд, которое я подала после первого заседания, которое состоялось 12 января 2016-го года, в связи с тем, что там Ярцева вела себя безобразно, оскорбляла меня, ходила по залу судебного заседания, размахивала руками, подходила близко ко мне. Я подала заявление на имя председателя суда с просьбой в следующем заседании отреагировать на поведение Ярцевой и обеспечить присутствие пристава в судебном заседании.

Это обращение на имя председателя суда, как сказала Рукавишникова, «было проигнорировано». Поэтому она была вынуждена в день следующего судебного заседания «спуститься на контрольно-пропускной пункт» и пригласить пристава.

Рукавишникова отметила, что в томах дела есть «явные следы перенумерации и перепрошивки дела».

Судья Недовесова произнесла:

– По сути, вы заявляете о фальсификации материалов уголовного дела.

– Да, именно это я делаю, – парировала Рукавишникова.

Причастен к исчезновению документов, по мысли Рукавишниковой, следователь: старший следователь СУ УМВД РФ по г. Великий Новгород Сергей Глазков, «потому что именно он составлял опись документов».

Была ли фальсификация или её не было – вопрос не этого судебного следствия. Что же до нынешнего процесса, судья попросила выразить отношение к ходатайству о возвращении дела прокурора и подсудимую Ярцеву. Она сказала:

– Я не возражаю против возвращения дела прокурору, но не по тем основаниям, о которых заявила потерпевшая (так называемая). Я считаю, что, конечно, обвинение крайне сырое. Я неоднократно указывала, что основное доказательство – заключение лингвистической экспертизы – не выдерживает никакой критики. (…) Те же основания возвращения дела прокурору, на которые указывает Рукавишникова, несостоятельны. (…) Ещё, уважаемый суд, я обращаю внимание на фразу Рукавишниковой о том, что «Ярцева вела себя в суде безобразно». Эти свои оценочки пусть она оставит при себе. Она вообще кто есть такая? Я – журналист. Я лицо, выполняющее общественный долг. В том судебном заседании, о котором идёт речь, я преследовала общественный интерес. И оценки мне давать как школьнику – это оскорбительно. Вот она себе это позволяет. Никто, ни разу, никогда, ни в одном суде её не остановил. Если ещё раз эта так называемая потерпевшая позволит себе меня оскорбить, я заявлю отвод суду. Спасибо.

Сегодня, как и в прошлый раз, зал судебного заседания был забит до отказа – сторонниками Ярцевой. После этого её выступления последовали аплодисменты. Хотя и в прошлый раз присутствовавшие хлопали оратору, и ничего им за это – не было, сегодня приняты «меры». По сигналу судьи приставы потребовали, чтобы те, кто рукоплескал, покинули зал. Люди возмущались, но… покинули.

Справедливости ради, однако, нельзя не сказать, что в начале заседания судья дополнительно разъяснила присутствующим, каков порядок, и попросила не выражать эмоции.

Это – так. Но разве нельзя было сделать хотя бы ещё одно предупреждение?! Пожилые ведь люди, в матери-отцы годятся!

OICnDhianEs

«Удалённые» вышли из зала, но не ушли из суда: ждали в коридоре, когда скамью подсудимых покинет редактор «Русского каравана»

…После непродолжительного перерыва судья Недовесова вернулась из совещательной комнаты и огласила постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о возвращении дела прокурору.

Засим потерпевшая Рукавишникова стала давать показания относительно того, как была названа Ярцевой «заразой» и «сволочью». Сама Ярцева, впрочем, это и не отрицает.

Суд допросил и одного свидетеля обвинения – Татьяну Седову. Выяснилось, однако, что если она и свидетель, то не обвинения, а защиты.

На вопрос судьи о взаимоотношениях с участниками процесса ответила, что знает обеих, «с Ярцевой отношения товарищеские, уважительные, по Донбассу сотрудничают».

– К потерпевшей не испытываете неприязненных отношений?

– Я не уважаю людей, которые закрыли дорогу в Донбасс (о вкладе Ярцевой в дело Донбасса – здесь).

Однако по поводу «заразы» и «сволочи» Татьяна Ивановна ничего пояснить не смогла: в исторические моменты в зале не присутствовала.

Сегодня же суд планировал допросить ещё трёх свидетелей: пристава, секретаря судебного заседания и судью Станислава Марухина, который председательствовал на процессе, омрачённом словом «зараза».

Все трое в суд не явились, проинформировали, что не возражают против оглашения их показаний на предварительном следствии.

Но с этим категорически не согласилась подсудимая Ярцевая: настаивает на их очном допросе. Суд – не против. Следующее заседание назначено на 28 января.

Кстати, об иллюстрации, которая в самой верхней части этой публикации. Наши внимательные читатели, конечно же, удивляются, почему там цветы и счастливые лица. Эта фотография никакого отношения к сегодняшнему процессу не имеет. Сделана она после того, как Новгородский областной суд вынес Ярцевой, обвинявшейся всё по той же «297-ой», оправдательный приговор. Но тогда вердикт «невиновна» огласила коллегия присяжных.

Фото автора