Уголовное дело против редактора «Русского каравана» Галины Ярцевой – в суде

Сегодня Новгородский районный суд начал рассматривать уголовное дело по обвинению Галины Ярцевой в «неуважении к суду», которое имеет все шансы войти в анналы не только новгородской судебной системы. Предупреждаю: кому-то будет смешно… Только, понятно, не самой Ярцевой и десяткам её сторонников.

В помещении яблоку негде было упасть. Это ничуть не преувеличение: первый раз в жизни я находился в зале, где не было ни одного свободного места. Люди стояли…

Людей было очень много: целый зал единомышленников Ярцевой. И ни одного единомышленника потерпевшей Ирины Рукавишниковой.

В чём обвиняется Ярцева? Не воспримите это как анекдот, но обвиняется Ярцева в следующем:

Из официального документа (с некоторыми сокращениями):

Ярцева Г.В 8 февраля 2016 (!!!) года, находясь в служебном кабинете судьи Новгородского районного суда Марухина С.А., в ходе судебного заседания по гражданскому делу, (…) желая оскорбить участника судебного процесса Рукавишникову И.А., действуя умышленно, на почве личных неприязненных отношений, в присутствии председательствующего, секретаря судебного заседания, судебного пристава (…) высказала в адрес Рукавишниковой И.А. оскорбление, назвав последнюю «зараза». Несмотря на сделанное судьёй Марухным С.А. замечание о недопустимости подобного поведения в судебном заседания Ярцева Г.В., продолжая реализовывать свой преступный умысел, направленный на оскорбление участника судебного разбирательства, осознавая противоправность своих действий, (…) выражая явное неуважение к суду, (…) повторила фразу «Рукавишникова – зараза», чем унизила честь и достоинство Рукавишниковой И.А., то есть умышленно оскорбила участника судебного разбирательства. (…)

В соответствии с заключением лингвистической судебной экспертизы от 3 октября 2018 года, в русском языке одним из значений слова «зараза» является обобщённая негативная оценка человека (…), выраженная в бранной оскорбительной форме. В данном контексте слово «зараза» по отношению к адресату употреблено именно в этом значении. (…) Выражение «зараза» не имеет неприличной формы, так как относится к разговорному литературному языку. (…)

Таким образом, (…) своими действиями Ярцева Г.В. совершила преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 297 УК РФ (неуважение к суду).

Ярцева Г.В. 4 мая 2017 года, находясь в служебном кабинете судьи Новгородского районного суда Щеглова И.В., в ходе судебного заседания по административному делу, по которому являлась административном истцом, (…) высказала в адрес Рукавишниковой И.А. оскорбительное выражение «сволочь» в контексте фразы: «Ирка, читай «Выстрел» Пушкина А.С. Ты когда-нибудь за это, сволочь, получишь».

Всё остальное – так же, как и в первой части (где – о «заразе»), вплоть до заключения эксперта, и до «таким образом, (…) своими действиями Ярцева Г.В. совершила преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 297 УК РФ (неуважение к суду)».

И на этом можно было бы поставить точку, ибо – шедевр! Но, увы, это всё-таки совсем не анекдот и не байка, а редактор «Русского каравана» находится на скамье подсудимых, и ей может грозить штраф либо обязательные работы (санкция этой статьи хотя бы не предусматривает лишение свободы).

* * *

Поэтому, по возможности, не сбиваясь на иронию, расскажем об истории чуть подробней.

Отношения с семьёй Рукавишниковых у Галины Ярцевой сложные. Ещё в 2012 году в газете «Русский караван» она опубликовала статью, в которой, как казалось автору, разоблачала деяния Любови Рукавишниковой – на посту председателя ТСЖ. Но уголовное дело возбуждено не было.

А Любовь Рукавишникова потребовала компенсации морального вреда. Что удивительно, иск к Ярцевой рассматривал арбитражный суд. И согласился с позицией истца, обязав Ярцеву выплатить Рукавишниковой 126 тысяч рублей (при этом моральный вред исчислялся суммой в 20 тысяч рублей, остальное – компенсация расходов истицы на экспертизы и оплату услуг представителя, коим был родной сын Любови Рукавишниковой).

Эта сумма не взыскана до сих пор. В рамках исполнительного производства приставы наложили арест на фундамент, возведённый на земельном участке, на котором находится жилой дом, признанный судом единственным жильём для Ярцевой и её семьи. Это решение было обжаловано. В качестве одного из участников процесса к делу привлечена Ирина Рукавишникова. При рассмотрении этого дела и прозвучало – «зараза». Как объясняет Ярцева, она была возмущена, так как чувствовала, что Рукавишникова пытается затянуть процесс, а у неё, Ярцевой, «машина гружёная» (груз предназначался Донбассу, об этой ипостаси деятельности Ярцевой – здесь). И никто кроме неё сопровождать груз не может.

Следующий судебный процесс, на котором прозвучало слово «сволочь», был посвящён вопросу отмены ограничения выезда. Иск, понятно, подала сама Ярцева. Ответчиком по делу было региональное УФССП. Заинтересованным лицом – Ирина Рукавишникова.

* * *

Из выступления Ярцевой в суде:

– Вину не признаю, преступление не совершала. Высказывания, которые прокуратура ставит мне в вину, оскорблением не являются, они выражают моё мнение не о личных качествах Рукавишниковой И.А, а об антиобщественном характере её действий. Именно по её заявлениям служба судебных приставов ограничивает мне выезд из России, ссылаясь на то, что я, по решению суда, не выплатила 126 тысяч рублей компенсации морального вреда и судебных расходов. (…) Я, как учредитель газеты «Русский караван», доходов от издания газеты не имею, поэтому возможности исполнить судебное решение о выплате 126 тысяч рублей у меня нет. (…) По закону, судебные приставы имеют право выезд из России не ограничивать, но, по заявлению Рукавишниковой И.А., ограничивают. А возможность пересечь границу мне нужна только для того чтобы доставить гуманитарную помощь на Донбасс. (…) Прошу меня в будущем оправдать.

После этой речи раздалось то, что нечасто услышишь в суде: аплодисменты.

Адвокат же обвиняемой – Глеб Вихров – полагает, что «при таких обстоятельствах» по статье «неуважение к суду» можно привлекать каждого второго участника судебных заседаний. Но подобных уголовных дел в его практике ещё не было. Очень много вопросов и к экспертизе. Первоначально лингвистическое исследование делал всё тот же Владлен Макаров. Именно оно и послужило трамплином к возбуждению уголовного дела. Позднее в газете «Русский караван» была опубликована статья Ярцевой, посвящённая подвигам эксперта Макарова (поминалась там и история комментатора «Ваших Новостей» Лидии Семенистой). Ярцева ходатайствовала о проведении экспертизы другим человеком. Провёл её сотрудник НовГУ – Спорник. Выводы экспертизы, по словам Ярцевой, практически повторяли выводы исследования Макарова.

…Рассмотрение уголовного дела сегодня закончено не было. А сторонники Ярцевой собирали подписи под обращениями, которые адресованы прокурору области Андрею Гуришеву и руководителю регионального СУ СК Николаю Коннову. Такого содержания:

Поддерживаем Ярцеву Г.В., редактора газеты «Русский караван». Просим привлечь к ответственности судебных приставов за противодействие общественной гуманитарной миссии. Просим Ярцеву Г.В. оправдать.

Следующее судебное заседание назначено на 24 января.

…А «Выстрел» А.С Пушкина и правда стоит перечитать. Поучительная вещь!

Фото автора