Почти по Ленину: «Революция, о необходимости которой всё время говорили (…), совершилась»: в Окуловке прекращено уголовное преследование человека, обвинявшегося в интернет-экстремизме

Вчера Окуловский районный суд принял первое, а потому – историческое постановление о прекращении уголовного дела «по интернет-экстремизму» в связи с «декриминализацией деяния», предусматривавшегося пресловутой ч. 1 ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»).

Будем честны: безумие, когда уголовные дела, первопричиной которых были репосты в соцсетях, штамповались тысячами, охватило всю Россию. Выгодополучателями от этого безумия были лишь полицейские из отделов «К», коим реальную работу по пресечению преступлений заменило бдение перед компьютерами и «отлавливание» тех интернет-пользователей, кого можно «зацепить». «Палки», «палки», «палки»… Звёздочки, звёздочки, звёздочки…

Всё было хорошо, покуда на множащуюся в геометрической прогрессии компьютерную преступность не обратило своё внимание первое лицо государство.

С лёгкой руки президента Путина в Госдуму был внесён законопроект «О внесении изменения в статью 282 Уголовного кодекса Российской Федерации», в пояснительной записке к которому, в частности, говорилось:

Анализ правоприменительной практики показывает, что не во всех случаях привлечение к уголовной ответственности за деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» Уголовного кодекса РФ, является обоснованным. (…)

В целях исключения случаев привлечения к уголовной ответственности за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства, проектом федерального закона предусматривается изложить в новой редакции ст. 282 УК РФ, в соответствии с которой указанные в части первой этой статьи деяния будут признаваться уголовно наказуемыми в случае, если они совершены лицом после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года.

И вот, 7 января, закон вступил в силу: в ст. 282 УК РФ внесено изменение, по которому уголовная ответственность по ч. 1 наступает за вышеуказанные «возбуждающие» действия, в том числе с использованием сети Интернет, лишь в том случае, если ранее «лицо» привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года.

Первым в нашей области человеком, почувствовавшим на себя благость перемен, стал житель Окуловки Черников.

В прошлом году в отношении этого человека «возбудились» из-за того, что на его персональной странице «ВКонтакте» обнаружились странные файлы. В официальных сообщениях говорилось так:

В период с января по март 2016 года, устойчиво придерживаясь экстремистских позиций и взглядов, в нарушение Конституции РФ, умышленно, незаконно, с целью демонстрации другим лицам и копирования ими, разместил на своей персональной странице, доступной для просмотра и копирования неограниченному кругу лиц, в разделе «фотографии» семь фотографий, на которых имелись надписи на английском языке, что в переводе на русский язык означает применительно к социальной группе «сотрудники правоохранительных органов» характеристику представителей группы в нецензурной форме.

За это – ни много ни мало – человеку грозило до 5 лет колонии.

Черникову очень повезло, потому как рассмотрение его дела попало на период введения в действие изменений в уголовную статью.

Как информирует пресс-служба Окуловского районного суда, «в ходе судебного заседания государственный обвинитель заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Черникова в связи с декриминализацией деяния, поскольку преступность и наказуемость деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, устранены новым законом».

Против заявленного ходатайства сам Черников ничуть не возражал.

Постановлением суда уголовное дело в отношении Черникова прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.

Из суда Черников вышел несудимым.

«Любо!» – говорили в таких случаях наши уважаемые казаки.

Интересно теперь лишь то, сколько будет аналогичных исходов, сколько ещё человек выйдут из российских судов несудимыми. Почему-то думается: много.

А ведь, по логике, они ещё и получат право на компенсацию морального вреда.