«Могильщик» Петров устроил сегодня в суде «суицид-шоу»

Как мы сообщали, 1 ноября коллегия присяжных заседателей, участвовавшая в рассмотрении уголовного дела по обвинению жителей Боровичей Александра Петрова и Константина Павлов, единогласно вынесла вердикт: виновны, снисхождения не заслуживают. На сегодняшнее число было назначено обсуждение последствий вердикта.

Оно состоялось. Но не без элемента «демонстрации».

Всё началось с того, что судья Татьяна Пархомчук огласила мою заявку о проведении фотосъёмки. Дело по нашим временам – обычное. Процесс открытый, вызвавший большой общественный резонанс. СМИ выполняют свою работу транслятора информации.

Судья спросила у участников процесса, каково их отношение к просьбе редакции.

Представители гособвинения не возражали против фотосъёмки.

Однако когда очередь дошла до обвиняемых, один из них – Александр Петров – неожиданно разразился длинной гневной тирадой, трудновоспринимаемой, впрочем, из-за косноязычия «фигуранта». В выступлении хорошо можно было различить только слово «провокация». Что именно имел в виду Петров под этим, безусловно, новым для него и – не отнимешь! – красивым словом, не совсем понятно. Но, по-видимому, человеку просто нравится это слово – провокация! – вот и произносил.

Если совсем кратко, то Петров, обвиняемый в убийстве двух девушек и «букете» прочих, куда меньших калибром, преступлений, был против того, чтобы явить свой лик народу.

Судья Пархомчук, однако, съёмку разрешила, ибо ничего противоправного в ней нет, а прозрачность и открытость российского судопроизводства – требование времени.

И вот тут случился «проход» Петрова, который иначе как ЧП воспринимать трудно. Прервав течение процесса, конвоир привлёк внимание судьи:

– Ваша честь!

От внимания конвоира не ускользнуло, что в руке Петрова появилось лезвие бритвы. Потом раздались его крики о том, что будет много крови (кровь, хочется верить, имелась в виду собственная): «Не знаю, что будет!». Подельник Петрова – Павлов, очевидно, испугавшись и за свою жизнь и здоровье, в лёгкой панике отпрянул в сторону. Адвокаты, чья скамья находится прямо напротив клетки подсудимых, переместились в ту часть судебного пространства, которая предназначена для зрителей.

В зал была вызвана «подмога»: прочие конвоиры, приставы. Петров перемещался по клетке с бритвой в руке. Ему предложили выдать её. Добровольно сделать это отказался.

Тогда конвоиры вынуждены были применить силу. С задачей, надо сказать, справились грамотно и профессионально (на верхнем снимке). Петров был «скручен» и выведен из зала суда.

 HYAp2yg1AI

Конвой осматривает клетку

Пришлось объявить перерыв. Осмотр Петрова за закрытыми дверями продолжался около часа (что не мудрено, ибо кроме одежды и обуви подсудимого, куда он мог спрятать и иные «колюще-режущие», с собой в зал суда он притащил объёмную сумку, набитую документами и «шпаргалками» всевозможных ходатайств).

Когда его наконец вернули в зал, человек был уже немножко иным. Агрессии и самоагрессии, во всяком случае, более не высказывал.

Ещё минут десять показательно перебирал бумажки, сетуя на то, что конвоиры всё перерыли и «порядок в документах» нарушили. На замечания судьи внимания не обращал.

Выступать предпочёл, стоя чуть ли не спиной к аудитории. Стеснялся, видимо, человек.

cjYCe01HBTQ

Павлов лицо не прятал, Петров весь процесс стоял спиной к залу

Что же до сути выступления Петрова, то, честно сказать, слушать было откровенно скучно: занудно, вяло, без всяких эмоций, «по бумажке» (а ведь он не просто Александр Петров, а Александр Сергеевич Петров!).

Ныне Александр Сергеевич Петров не признаёт себя виновным в умышленном убийстве девушек (хотя на первоначальном этапе следствия признавал всё): в период судебного процесса пытался убедить присяжных, что ружьё в его руках выстрелило случайно. И так – два раза. Присяжные его не поняли, ему не поверили, поэтому в одном из ходатайств просил распустить эту непонятливую коллегию и собрать новую. И всё – сначала, по второму кругу.

Судья своего слова (в виде приговора) ещё не сказала, но и её потребовал – «отвести»!

Для разрешения этого ходатайства судья Татьяна Пархомчук удалилась в совещательную комнату. Вернувшись же, огласила постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.

И более сегодня не произошло ничего, что планировалось: ни выступлений адвокатов, ни выступлений представителей прокуратуры.

Продолжение назначено на ближайший понедельник.

Напомним, Петров обвиняется в том, что из-за опасения, что девушка, к «приватизации и реализации» квартиры которой он имел отношение, обратится в полицию, принял решение о её «ликвидации» – на загородном пикнике. А поскольку на пикник девушка отправилась не одна, а с подругой, ликвидировал и её.

Павлов обвиняется в «пособничестве в убийстве двух лиц». По имеющимся данным, в тот момент, когда Петров, взяв в руки обрез, перемещался за спины девушек, Павлов, усыпляя их внимание, травил анекдоты (по своему характеру Павлов, определённо, балагур).

Z9rIktST8lU

Павлов крупным планом

Совершив убийство, друзья закопали трупы девушек на том же пустыре, почему их и называют «могильщиками».

Как добавила прокурор Ольга Бондаренко, эта демонстративная «попытка суицида» уже не первая в биографии Петрова. Подобное было и на предварительном следствии.

Эксперты же пришли к выводу о склонности этого человека «к шантажно-демонстративным протестным реакциям».

О развитии событий – в ближайший понедельник.

rk8biTn7qF4

Петрова уводят - до понедельника

Фото автора