Дело «мозгоеда» Лучина: перед смертью его жертва написала подруге: «Я кайфую!»… Лучин просит суд об оправдании. А «прокуратура Новгородской области решила выйти из тени»

Сегодня в Новгородском областном суде продолжились прения по делу Дмитрия Лучина, обвиняемого в убийстве и надругательстве над телом жертвы. Сам Лучин сказал своё слово. Не очень выразительное, правда.

В последних публикациях (здесь и здесь), посвящённых этому беспрецедентному делу, сопряжённому с каннибализмом, «ВН» сообщали о том, что очередь в прениях дошла до стороны защиты. Речь адвоката Марины Санниковой заняла целый рабочий день. Сегодня адвокат продолжила выступление.

Как уже известно, в процессе следствия и суда была изучена персональная страница Лучина «ВКонтакте». Страница открыла много нового об этом, скажем мягко, очень необычном человеке. Выяснилось, например, что Лучин состоял в группах «ВКонтакте» «Мир маньяков и серийных убийц», «Энциклопедия серийных убийц». Выяснилось, что человек баловался и живописью (это – в «рубрике» «Когда нефиг делать»). Но рисовал, главным образом, зловещие образы, например, Джеффри Дамера, американского гомосексуалиста, который за 13 лет (с 1978 по 1991 года) убил и расчленил 17 человек. Выяснилось, что молодой человек, судя по одному из выложенных в сеть фото, уже примерял на себя образ зомби. Выяснилось, что темы смерти, кладбища, маньяков, дьявола подвигали его и на стихотворное творчество. И прочая…

По мнению адвоката, все эти творческие упражнения никак не могут служить доказательством некоей предрасположенности человека к поступкам, которые «за гранью». Как и увлечение heavy metal. Тысячи людей разделяют приверженность к «готике», тяжёлому року, депрессивной поэзии… Поэтому, полагает адвокат, всем этим доказательствам не место в уголовном деле.

Трудно, однако, спорить с тем, что всё это, как преамбула к пониманию человеческой сути, имеет место быть.

Впрочем, не будем отвлекаться: судят Лучина не за heavy metal. И не за поэтическое творчество…

А за пущенную кровь. За отнятую у человека жизнь. За глумление над мёртвым телом.

*   *   *

Несмотря на имеющуюся доказательную базу, на подробнейший рассказ самого Лучина об учинённом зверстве при проверке показаний в квартире погибшей, на окровавленную одежду, обнаруженную полицейскими в доме человека, названного земляками «валдайский людоед», подводя итог своему двухдневному выступлению санкт-петербургский адвокат резюмировала: «Считаю доказанным только факт убийства Ольги Б.».

Лучин тоже так считает. Его выступление было гораздо лаконичней, чем речь адвоката и, по сути, представляло собой лишь краткое изложение уже «доведённых до сведения суда позиций». Говорил невнятно, неубедительно, «по бумажке». Эмоционально речь была тусклой, вялой, невыразительной. И трудно было поверить, что пред судом – поэт, натура творческая.

На этот раз говорил Лучин о сугубо прозаических вещах. О том, что не согласен с выводом следствия о «пребывании» в состоянии опьянения. Вновь повторял трепетно вынашиваемую мысль о том, что первоначальные показания, когда он признавал и питие крови, и поедание кусочков мозга, и рисование кровью дьявольской пентаграммы (кстати, по мнению адвоката, никакая это не пентаграмма, а просто… «звёздочка в кружочке»), «даны под физическим и психологическим воздействием полиции», называл их «самооговором». Поэтому просил «не брать во внимание». Вообще…

Ожидалось чего-то более убедительного. Более яркого… Хотя бы потому, что за месяцы пребывания в следственном изоляторе его гораздо менее одарённые в творческом плане коллеги умудряются изобретать в своё оправдание версии гораздо более связные и логичные.

Просил вынести оправдательный приговор. Прощения ни у кого не попросил.

В порядке реплики прокурор Ольга Бондаренко, в частности, отметила:

– Считаю, что Лучин действовал умышленно, нанёс неоднократные удары бутылкой по голове (в этом месте, кстати, Лучина покинуло привычное состояние апатии, перемежаемой тщательно скрываемым позёвыванием, и он начал широко улыбаться: ну-ну, мол – А.К.), ножом в жизненно важные органы. Причинил потерпевшей смерть… У потерпевшей имеются ещё и переломы носа, скуловой кости, а это указывает, что Лучин методично избивал потерпевшую продолжительный период, причиняя ей особые страдания. Считаю доказанным квалифицирующий признак убийства: «совершённое с особой жестокостью». Считаю доказанным и второй квалифицирующий признак убийства: «с целью изъятия органов и тканей потерпевшего». Цель использования изымаемых органов и тканей законом не определена. Как правило, это трансплантация, каннибализм, ритуальные действия, коллекционирование. Предметом этого преступления могут быть любые органы и ткани, в том числе и кровь потерпевшего. Совокупность доказательств свидетельствует об изъятии Лучиным органов и тканей потерпевшей в целях совершения ритуального действия, для чего Лучин кровью рисовал пентаграмму, мазал своё лицо. Кровь и мозг использовал в пищу, при этом, как пояснял на предварительном следствии, кусочки мозга ел как в сыром, так и в обжаренном на зажигалке виде. И добавлял, что на вкус они ему понравились.

В своей реплике применение пункта «с целью изъятия органов и тканей потерпевшего» адвокат Санникова охарактеризовала как «прокуратура Новгородской области решила выйти из тени». И добавила, что этот признак был введён в Уголовный кодекс РФ применительно именно к фактам трансплантологии, и с 2006-го «преступления по данному пункту Верховный суд не рассматривал, практика таковая отсутствует, правоприменение таковое отсутствует».

Впрочем, это уже вопрос юридической интерпретации.

*   *   *

Сегодня Лучин не признаёт ни «питие» крови потерпевшей, ни «поедание» её мозга.

Да, этого, понятно, никто не видел.

Но обнаруженный труп выглядел так. Из оглашённого в ходе судебного следствия протокола осмотра места происшествия:

«В ходе осмотра комнаты на полу обнаружен труп женщины (…) В ротовую полость трупа горлышком вниз вставлена пустая стеклянная бутылка из-под вина «Сангрия». Во (…) вставлена зажигалка с рукояткой черного цвета. В заднепроходное отверстие трупа вставлен нож с пластиковой рукояткой черного цвета. Одежда на трупе отсутствует. Кожа лица, волосистой части головы, верхних конечностей, шеи, спины испачканы кровью. На спине кровью написано нецензурное слово, на животе лаком фиолетового цвета написано слово «шлюха». (…) Правый глаз закрыт, веки окрашены лаком фиолетового цвета. Левый глаз открыт, на роговице глаза частицы пепла от сигареты. Левая ушная раковина полностью отрезана. Правая ушная раковина на 2/3 отрезана. (…) В полости рта обнаружена отрезанная левая ушная раковина. (…) Правый сосок отрезан. Левый сосок частично надрезан. Из брюшной полости выступают петли тонкого кишечника…».

Судмедэксперт добавил:

«Кроме того, в левом полушарии головного мозга, а именно на границе левой теменной и затылочной доле обнаружено отсутствие кусочка мозговой ткани, который вырезан посмертно».

Сегодня, впрочем, адвокат придерживается той точки зрения, что «кусочек мозговой ткани» мог вырезать сам судмедэксперт.

В своей речи адвокат обратила внимание ещё и на то, что в момент, когда Лучин уже находился в квартире Ольги Б., зафиксирована переписка между ней и подругой, где одна женщина в праздник 8 марта пишет другой: «Я кайфую!». Подруга отвечает: «Я тоже кайфую!».

И будто бы это свидетельствует об отсутствии каких бы то ни было чёрных намерений у подзащитного. Хорошо ведь было людям!.. Может, и хорошо. Было. Но знала бы несчастная женщина о том, что пройдёт немного времени, и «кайф» превратится в ад!

Между тем, высказывая своё мнение о невиновности Лучина, адвокат говорила и о том, что убийство мог совершить любой из мужчин, с кем Ольга Б. переписывалась в социальных сетях (а с кем-то поддерживала и интимные отношения). Странное, однако, получилось бы совпадение. Ведь присутствие каких-то полумифических мужчин в эту ночь в квартире Ольги Б. не установлено. А Лучин присутствовал. И хотя бы это – не отрицает.

Последнее слово подсудимого назначено на 15 ноября. В этот же день, вероятно, суд вынесет ему приговор. Прокуратура, напомним, просит 20 лет лишения свободы.

Алексей Коряков

Фото автора