Для валдайского поэта Дмитрия Лучина, отведавшего человеческий мозг, прокуратура просит 20 лет колонии

Вкус твоих губ мне так приятен,

И жить без тебя я не смогу,

Смывая след кровавых пятен,

Твой вкус во рту я сберегу.

(Из поэтического наследия Дмитрия Лучина, обвиняемого ныне в убийстве – с элементом каннибализма – и надругательстве над телом убитой им женщины).

Сегодня в Новгородском областном суде были назначены прения по одному из самых резонансных уголовных дел, о котором мы рассказывали уже не раз (подробности здесь, здесь и здесь).

В отличие от предыдущего заседания, отменённого по причине нахождения на больничном санкт-петербургского адвоката Марины Санниковой, защищающей Лучина, прения таки начались.

Но прежде адвокат Санникова заявила множество ходатайств, обращённых к суду, что – одна из примет этого дела. В удовлетворении всех было отказано, что – тоже примета этого дела (часть ходатайств даже человеку, далёкому от юриспруденции, представляется, мягко говоря, странной).

Отдельно стоит сказать о том, что за истекший период адвокат заручилась исследованием санкт-петербургских специалистов, которое даёт иную оценку некоторых из имеющихся доказательств, чем та, что была получена в результате официальной судебно-медицинской экспертизы.

Согласно итогам этого исследования, в частности, неверно установлено время смерти жертвы преступления – Ольги Б. (для стороны защиты суть важно то, что, по заключению авторов исследования, смерть женщины наступила после того как Лучин уже ушёл из квартиры), ошибочно сделан вывод о том, что кухонным «молотком для отбивания» причинена смерть.

И, что самое любопытное, доктора из северной столицы полагают, что при имеющихся травмах черепа обвиняемый не имел возможности «вырезать кусочки мозга» погибшей.

А кто имел такую возможность? Авторы исследования полагают, что только судмедэксперт, проводивший вскрытие тела.

Неожиданный, безусловно, поворот сюжета. О склонности новгородских судмедэкспертов к каннибализму ранее не говорилось никогда.

Однако ходатайство адвоката Санниковой о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы (в связи с иными выводами петербургских специалистов) судьёй Алексеем Становским было отклонено: по мнению и суда, и стороны обвинения, экспертиза, проведённая ранее, дала ответы на все поставленные вопросы.

И начались-таки прения…

В своей речи прокурор Ольга Бондаренко остановилась и на личностных особенностях Лучина, о коих стало доподлинно известно уже после возбуждения уголовного дела:

– С 2011-го года Лучин увлекался оккультизмом и интересовался поведением серийных убийц, маньяков, состоял в группах «ВКонтакте» «Мир маньяков и серийных убийц», «Энциклопедия серийных убийц», размещал у себя на странице информацию о маньяках, вкусе человеческого мяса, частей тела. Там же размещал и свои стихи, в которых шла речь о крови, смерти, вызове дьявола, о совершении различных ритуалов, связанных с вызовом потусторонних сил. Таким образом, ещё ранее у человека сформировались определённые представления и желания, которые были реализованы в квартире Б. в ночь с 8 на 9 марта 2017-го года… Осознавая, что в результате его действий неизбежно наступит смерть Б., а избранный им способ убийства связан с причинением Б. особых мучений и страданий, желая этого, проявляя при этом особую жестокость с целью изъятия органов и тканей потерпевшей, вспомнил о своём увлечении «миром маньяков и убийц» и решил совершить убийство Б., подражая действиям кумиров.

О том, как, по версии стороны обвинения, этот человек убивал свою жертву, известно уже много. О том, как пил кровь, мазал ею своё лицо, отрезал уши и соски жертвы, как вырезал кусочки мозга из раздробленного черепа (первый кусочек съел сырым, второй обжарил при помощи зажигалки: «Мозг мне по вкусу пришёлся!»), сам Лучин рассказывал на первоначальных допросах и при проверке показаний на месте преступления… Всё это не могла не упомянуть прокурор.

В качестве наказания за совершённые преступления сторона обвинения просит назначить Лучину 20 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Сын погибшей, тоже принявший участия в прениях, просил назначить ему пожизненное лишение свободы.

Сегодня, однако, в судебных прениях не были заслушаны ни адвокат Санникова, ни сам Лучин. Когда, по окончании выступлений прокурора и потерпевшего, судья Становский спросил адвоката, сколько времени потребуется ей, та ответила:

– Весь день!

Поэтому продолжение прений перенесено на завтра. О интерпретации событий адвокатом Санниковым и обвиняемым Лучиным, обязательно расскажем.

Известно, что, в отличие от первоначальных показаний, когда Лучин признавал вину в убийстве, сегодня от этого он отказывается. По новоиспечённой версии обвиняемого, в праздничный день 8 марта он, действительно, пришёл к Б. Потом, однако, он выпил и заснул прямо в квартире – в кресле. Когда проснулся, Б. была уже мертва.

Нехитрая, в общем, версия…

Почему изъятая в его квартире собственная одежда была окровавлена, как у него оказался планшет и иные вещи погибшей женщины, Лучин не объясняет.

Кстати, как добавила прокурор Ольга Бондаренко, лично её поразил не сам факт того, что Лучин забрал планшет погибшей Б., а то, что на этот планшет он сделал фото растерзанной им женщины:

– Как мне представляется, фото умерщвлённой женщины для Лучина было трофеем. Как у его кумиров… В процессе судебного следствия мы исследовали и персональную страничку Лучина «ВКонтакте». Кроме стихов, там есть и рисунки, выполненные Лучиным. Кого он рисовал? Маньяков, имеющих мировую известность. На кого, судя по всему, хотел походить. Большинство маньяков, нарисованных Лучиным, были и каннибалами. Каждая биография преступников, размещённая на своей странице Лучиным, иллюстрировалась и оригинальными фотографиями.

…Сам Лучин во время прений выглядел отрешённым и отстранённым. Большую часть времени сидел согбенный, устремив взгляд в пол. И… зевал. Это не фигура речи: зевал Лучин в прямом смысле этого слова, очень стараясь скрыть своё состояние от всех, кто присутствовал в зале, ловко «прячась» и прикрывая рот рукой. На вопросы судьи, по большей части, отвечал будто бы заученно и односложно, выражая полную солидарность с адвокатом: «Да, Ваша Честь, поддерживаю в полном объёме…».

Но иногда, встречаясь взглядом с матерью, сидевшей в зале позади меня, подмигивал ей и улыбался.

И от этой улыбки мне становилось жутковато.

Фото автора