Разрешите представить: головорез Бревнов. Собственной персоной

Вчера начался суд над Иваном Бревновым. Тем самым, который ославился на всю область тем, что сразу после новогодней ночи не только убил своего товарища, вместе с которым встречал «самый светлый праздник на земле», но и совершил жутчайший акт вандализма: уже у мёртвого человека, как это сказано в обвинительном заключении, «произвёл отрезание головы», а потом её, отчленённую, выбросил на улицу с балкона. Уже средь бела дня…

Когда только-только произошло самое страшное, я был на месте ЧП, встречался с соседями Бревнова, и все, как один, рассказывали о нём как об опустившемся человеке, который когда пьяный – чудак чудаком, но трезвый – ласковый. Винится всё, прощение просит.

Но сегодня в зал судебного заседания ввели человека, на котором вроде и нет той печати деградации. Справный такой, слегка даже располневший. Известно, тюрьма наша чудеса иногда делает, превращая полных обмороков в какое-то подобие людей. Трёхразовое питание все-таки. И ни капли алкоголя.

Как мог, голову и лицо человек прятал в объёмном (так и хочется сказать «ку-клукс-клановском») чёрном капюшоне. Впрочем, когда ввели в отсек для обвиняемых, держался даже слегка надменно.

Прежде чем начать судебное заседание судья Новгородского районного суда Светлана Вихрова спросила у человека, возражает ли он против фотосъёмки. Бревнов возражал. Не хочет он, чтобы видели. Однако никаких законных преград против этого не было, и судья, разумеется, разрешила фотографировать этого, гм-м-м, человека. Но он проявлял изрядную расторопность, всё уворачиваясь от фотокамеры.

А потом государственный обвинитель Анна Торопова огласила, в чём именно обвиняется Бревнов.

В период с 11.00 до 15.31… В силу внезапно возникших неприязненных отношений… Используя нож в качестве оружия… Умышленно нанёс потерпевшему Макисму Г. не менее 30 ударов в область шеи, головы, туловища, верхних и нижних конечностей… А после наступления смерти Г., в продолжение своего преступного умысла, приисканным в квартире металлическим прутом умышленно нанёс не менее четырёх ударов в область головы… Затем вновь взял в руку нож и произвёл отрезание головы Г. от туловища, которую выкинул с балкона квартиры на улицу, а тело переместил на балкон… Смерть Г. наступила через промежуток времени, исчисляемый минутами после нанесения Бревновым ударов ножом.

Жуть!

А он, Бревнов, всё время, пока гособвинитель оглашала обвинение, слушал спокойно, смотрел вперёд чуть насмешливо.

Судья задала вопрос:

– Понимаете, в чём обвиняетесь? 

– Да.

– Признаёте вину?

– Да.

– Желаете дать показания?

– Нет.

Вот и всё. Такова ныне позиция Бревнова.

Потом суд заслушал потерпевшую – ей признана сестра погибшего. «Больно, – говорила, – ужасно!». Потерять брата – совсем ещё молодого человека. Потерять – так. С Бревновым она лично не знакома. Никогда до сегодняшнего дня его не видела. Характеризуя брата, говорила о нём, как о добродушном весёлом человек. Дружелюбном и неконфликтном. Потерпевшей заявлен гражданский иск – на 1 миллион рублей. Но, глядя на Бревнова, очень сомнительно, что с него можно взыскать хоть что-то – в материальном плане.

Судя по всему, Бревнов так и останется – «в молчанке», не станет давать показания.

Я попросил гособвинителя Анну Торопову пояснить, рассказывал ли он ранее, как родилась самая дикая мысль, взбудоражившая всё население области – «произвести отрезание головы».

– Нет, – ответила она, – подробно об этом он не говорил. Но вину признавал с самого начала, объяснял всё традиционно – внезапно возникшими неприязненными отношениями.  

– Они, правда, вместе встречали Новый год?

– Да. По имеющейся информации, отправляясь к Бревнову, алкоголь купил погибший.

– Какой алкоголь? Шампанское?

– Шампанское нигде не упоминается. Водка – да. Когда первая партия спиртного была выпита, они ещё ходили за алкоголем – вдвоём.

– Какие отношения связывали двух людей?

– По объяснениям матери погибшего, сын и Бревнов какое-то время вместе работали…

– На шабашках?

– Да.

Пока – всё. Судебное следствие продолжается. Стоит лишь добавить, что, как не без гордости сообщил Бревнов, в годы службы в армии он был «отличником погранвойск». У него есть сын, но родительских прав Бревнов лишён.

Фото автора.