На одной новгородской СТО труп никак не помещался в бочку. Пришлось отрубить ноги

В Новгородском областном суде завершилась следственно-судебная эпопея, связанная с одним из самых мрачных ЧП Великого Новгорода.

Об исчезновении Анзора У., работника одной из новгородских станций технического обслуживания автомобилей, стало известно в октябре 2015-го года. Утром, как обычно, он ушёл на работу… Но вечером домой так и не вернулся. И на следующий день… И на следующий… Вскоре, однако, в городе обнаружили его автомобиль. Но самого водителя в кабине не было. Не было и ничего, что давало бы хоть какой-то намёк на тайну его исчезновения.

С заявлением о пропаже человека в полицию обратилась жена. Причём за день до похода в полицию в магазине она случайно встретила напарника мужа – Андрея Алещенко. Тот тоже не знал, что и подумать. Тоже был несказанно удивлён тому, что коллега не выходит на работу.

Чуть позднее, в рамках поисковой работы, опросили, разумеется, и Алещенко.

– Когда я приехал к нему на работу, в гаражный бокс, – вспоминает ст. следователь-криминалист городского отдела регионального СУ СК Денис Ёлкин (на снимке внизу), – Алещенко был абсолютно спокоен, невозмутим. Предложил мне чаю с печеньем… Говорил, что понятия не имеет, куда мог подеваться его напарник. Намекал на то, что, скорее всего, вся эта история связана как-то и с пьянкой. Когда, мол, в последний раз он видел напарника, тот как раз занимался тем, что, как это говорят, «распивал». С кем-то из своих знакомых.

v novgorode raskryto ubijstvo svyashchennika sovershjonnoe bolee dvukh let nazad

Около месяца розыскная работа шла своим чередом. А в декабре пропал и сам Алещенко. С заявлением об исчезновении этого человека в полицию тоже обратились родственники – его, Алещенко.

Где он может находиться, не знал никто. Обнаружили Алещенко лишь в марте 2016-го года. В далёкой-предалёкой Тюменской области. Рассказывают, что там сотрудники ГИБДД просто остановили на трассе автомобиль. Когда же водитель предъявил документы на имя Алещенко, полицейские, «пробив» это имя по своим базам, очень скоро убедились, что вот уже три месяца предъявитель «прав» находится в розыске как без вести пропавший.

«Потеряшку», определённо, нашли. Доставили в отдел. И там полностью деморализованный Алещенко написал… явку с повинной, в которой брал на себя убийство человека – «без вести пропавшего» Анзора У., совершённое в Новгороде. Сюда Алещенко и вернули.

– Во время допроса уже в отделе, – продолжает Денис Ёлкин, – это был совсем не тот самоуверенный человек, с которым я встречался несколько месяцев назад. Он по-прежнему признавал убийство напарника. Однако, как выяснилось, в явке с повинной, написанной в Тюменской области, кое-что всё-таки он утаил. На допросе говорил о том, что всё началось с рядовой ссоры. По словам Алещенко, он начал предъявлять претензии напарнику из-за качества выполненной работы, а ещё из-за того, что на рабочем месте тот находился в похмельном состоянии. В какой-то момент разгоравшегося конфликта схватил в руку кувалду и ударил ею неприятеля по голове. Потом – ещё несколько раз. От этих ударов человек умер.

А что дальше? Где находится труп? По словам следователя, Алещенко рассказывал, что «после всего», находясь «в состоянии шока и оцепенения», уехал со СТО. Вернувшись домой, выпив «успокоения ради» пива и водки, решил вернуться… Сказать, сколько прошло времени, обвиняемый затруднялся. «Труп Анзора, – говорил на следствии Алещенко, – оставался лежать на том же месте». Да и куда, собственно, он мог деться?

По возвращении в гараж Алещенко принялся заметать следы. Тщательно засыпал опилками следы крови. Вроде получилось. Потом сел в грузовик Анзора, завёл его и отогнал к дому, где жил коллега. Вроде получилось. Телефон и документы на имя убитого человека выбросил в мусорный контейнер. Вроде получилось.

Но самой большой проблемой оставался… труп. Он по-прежнему оставался лежать «на том же месте». В гараже. И с ним, решил Алещенко, надо что-то делать.

Согласно объяснениям во время того первого допроса, он не придумал ничего лучше, чем «упаковать» труп в имевшуюся в гараже металлическую бочку. Заварил дно и на своей машине вывез бочку с содержимым за город.

Как рассказывал Денис Ёлкин, в этот момент почувствовалась явная нестыковка. Рост взрослого мужчины примерно 170-180 сантиметров. А высота бочки – сантиметров 140. Так как же удалось «упаковать» «предмет» в «тару», явно уступающую размером? Следователь попросил объяснить. Алещенко замялся. Долго думал, как преподнести свои дальнейшие свои действия. Но что тут можно придумать? «Отрубил, – произнёс в конце концов. – Отрубил я ноги. Правда, не помещались».

«Мы с оперативными работниками погрузились в состояние лёгкого шока», – признался следователь.

Вот этот-то момент (об «ампутации» ног) Алещенко и утаил в первоначально написанной им в Тюменской области явке с повинной.

Так или иначе, но Алещенко сразу же согласился показать и место «упокоения» трупа.

Следственно-оперативная группа выехала в лужском направлении. Доехав до определённой точки в Батецком районе, Алещенко остановил процессию. «Здесь копайте», – сказал.

Бочку обнаружили на глубине около одного метра. Поскольку дно было тщательно заварено мастеровитым Алещенко, разрезали бочку при помощи «болгарки». Что там открылось, что увиделось, лучше не вспоминать.

Оставалось отыскать последнее: ампутированные убийцей ноги. Одну из них, завёрнутую в пакет, Алещенко закопал неподалёку от бочки. Откопали. А вторую так и не нашли. Несмотря на то что убийца точно указал место, где «избавился» от второй ноги, там её не оказалось… Но неподалёку был найден изжёванный животными пакет, очень похожий на тот, в который, по словам Алещенко, он и засунул вторую ногу. Очевидно, и правда, звери разрыли «хороняку».

…Позднее, на допросах и в СУ СК, и в суде, Алещенко подтверждал свою причастность к убийству товарища. Высказывал, правда, и версию относительно того, что именно напарник был инициатором конфликта, именно он первым схватил в руку металлический предмет. Суд, однако, пришёл к выводу, что нет никаких оснований говорить в этом случае о необходимой обороне. По ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) Андрей Алещенко был приговорён к 8 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Как сообщила пресс-секретарь Новгородского областного суда Мария Воробьёва, в апелляционной жалобе, направленной в облсуд, Алещенко и его защитник выражали несогласие с квалификацией действий по ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку у осуждённого якобы отсутствовал умысел на совершение убийства человека, полагали, что действия необходимо квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего).

Однако в судебном заседании адвокат и осуждённый отказались от своих апелляционных жалоб.

Производство по ним прекращено. Приговор Новгородского районного суда вступил в законную силу.