Студенты юрфака, занятий не будет! Ваш преподаватель (он же – адвокат) Козлов взят под стражу!

Сегодня Новгородский районный суд вынес приговор по нашумевшему в юридическом сообществе уголовному делу, где в качестве обвиняемого – старший преподаватель кафедры уголовного права и криминологии юрфака НовГУ адвокат Дмитрий Козлов. Юрист признан виновным в покушении на мошенничество. В качестве наказания ему назначено 2 года и 3 месяца лишения свободы. Реального: в колонии общего режима.

Свою вину в совершении инкриминируемого покушения на мошенничество Козлов так и не признал. В своём последнем слове был лаконичен:

– Я никому не хотел делать ничего плохого. Вне зависимости от окончательной оценки моих действий я искренне сожалею о всей сложившейся ситуации в целом, раскаиваюсь, в том числе в своих поступках… Безусловно, если можно было бы всё исправить, я бы это сделал. Последние два года были, наверное, худшими в моей жизни и жизни моей семьи. Я причинил очень много переживаний. И хотел бы попросить прощения…

– Попросить прощения – у кого? – задала вопрос судья Светлана Вихрова.

– У всех… – ответил Козлов.

*   *   *

Задержали Козлова в январе 2016-го года при получении от одного из клиентов, назовём его Потаповым (фамилия изменена), 30 тысяч рублей.

К этому времени Потапов уже действовал в рамках оперативно-разыскных мероприятий под контролем сотрудников ФСБ, куда обратился ранее.

В связи с чем?

Нельзя не сделать небольшое отступление. В этой истории всё началось с того, что в правоохранительные органы с заявлением об изнасиловании обратилась женщина (впоследствии выяснилось, что никакого изнасилования не было, более того, женщина оказывала «услуги» на «коммерческой основе»). В ходе проверки её заявления следователем Александром Петровым, служившим в следственном отделе по г. Великий Новгород регионального СУ СК, где сам Козлов раньше работал, проверочные мероприятия «на причастность» проводились и в отношении Потапова.

Дабы заручиться юридической помощью, тот обратился к Козлову – практикующему в то время адвокату.

Серьёзной помощи, однако, не потребовалось: основания для привлечения Потапова к уголовной ответственности отсутствовали. «По изнасилованию» следователь Петров вынес «отказное» постановление.

И на этом можно было бы поставить точку в отношениях двух людей: адвоката Козлова и его доверителя Потапова.

Но тут к нему поступило предложение «выкупить все материалы». Ведь, неровён час, «всплывут», будет шум, «перемывание» косточек, к тому же, было известно, что человек не лишён и политических амбиций. А тут не должно быть никакого «компромата»: узнают журналисты – раздуют! И доказывай потом, что из мухи делают слона!

– Из объяснений потерпевшего следовало, – рассказывает ст. следователь по особо важным делам регионального СУ СК Светлана Артамонова, – что именно это и стало поводом для обращения в ФСБ: в последующий после прекращения проверки период адвокат настойчиво требовал с него деньги «ни за что» – за то, что «надо бы весь материал уничтожить», и «можно это устроить». Адвокат уверял человека, что, «пользуясь личным знакомством» со следователем, «дружескими отношениями», способен «вынести» материалы проверки и передать их доверителю. А тот, в свою очередь, может сделать с ними что заблагорассудится, например, «сжечь в поле». Но, разумеется, за вознаграждение в пользу следователя. Поскольку Потапов был заинтересован в том, чтобы огласка осталась минимальной, сразу отказываться от подобной «помощи» он не стал. Но потом, взвесив всё, понял, что таким образом его, несведущего в юридических вопросах, адвокат пытается обмануть. И деньги отдавать следователю не намерен. Присвоить намерен.

В народе говорят: «развести».

Как установлено следствием, речь шла о 100 тысячах рублей за эту «дополнительную услугу». А 30 тысяч рублей, изъятые при задержании Козлова, – лишь часть суммы.

В суде он предлагал версию, согласно которой те деньги – «адвокатский гонорар», о котором он изначально договорился с Потаповым. Более того, тот якобы и в ФСБ обратился только потому, что отдавать такие деньги адвокату «было жалко».

Эта версия, с точки зрения и следствия, и суда, не выдерживает никакой критики. Во-первых, официальная адвокатская помощь в подобном объёме (если не ошибаюсь, в этом случае адвокат присутствовал только при одной «даче объяснений» доверителем – следователю) ограничивается суммой, максимум, в 5 тысяч рублей (эта сумма, кстати, по объяснениям обоих, и была указана в договоре). Но не в сто тысяч! Это – во-первых. Во-вторых, конкретизировать, какая именно юридическая помощь имелась в виду, оказалось, – невозможно. Хотя Козлов утверждал, что соглашение об оказании юридических услуг было оформлено в письменном виде, оригинал следователю так и не представил (потерял якобы). Потерпевший же говорил, что второй экземпляр Козлов ему не передавал.

– И, наконец, в-третьих, – продолжает Светлана Артамонова, – к материалам дела было приобщено достаточное количество записей, сделанных в ходе ОРМ, не оставлявших сомнений в том, что речь шла отнюдь не об оплате юридических услуг, а о передаче мзды следователю за выполнение определённых незаконных действий. Всё – достаточно очевидно. Поскольку же, как мы убедились, на самом деле, Козлов вовсе не намеревался передавать деньги следователю, его действия были квалифицированы не как «посредничество во взяточничестве», а как «покушение на мошенничество».  

*   *   *

Предъявленных доказательств виновности Козлова, счёл суд, достаточно для вынесения обвинительного приговора.

Наручники на Козлова надели в зале суда. Юрист, конечно же, ещё воспользуется своим правом апелляционного обжалования приговора.

Но, совершенно очевидно, в ближайшее время лекции и семинары старшего преподавателя кафедры уголовного права и криминологии на юрфаке НовГУ отменяются (как и его адвокатская практика).

Весь период предварительного следствия и судебного процесса Козлов находился под подпиской о невыезде. Перед оглашением приговора я попытался уточнить у него некоторые детали. Спросил:

– А из НовГУ вы не уволились?

– Уволились, – ответил Козлов (именно так, во множественном числе, что предполагало, я думаю, тонкий сарказм).

Вчера? Позавчера? Впрочем, уже не суть.

А вот что касается заголовка предшествующего материала («Для бывшего адвоката Козлова сторона обвинения просит реальное лишение свободы»), то с «бывшим» я явно поторопился. Потому что, оказалось, несмотря ни на что его адвокатский статус не прекращён, а лишь приостановлен – в надежде, очевидно, на оправдательный приговор.  

И портрет Дмитрия Сергеевича на официальном сайте университета по-прежнему висит.

А мне ненароком подумалось: чему же он успел научить своих студентов?!

В оглашённых судом стенограммах аудиозаписей прозвучала, например, очень интересная адвокатская реплика, адресованная собеседнику Потапову:

– Не ты первый, не ты последний!

Понимаете?..

Предвосхищая же ещё один вопрос, сразу отвечу: несмотря на то что следователь Петров искренне не знал, что творится за его спиной, а вопрос привлечения и его к уголовной ответственности даже не стоял, по прошествии некоторого времени он уволился из органов Следственного комитета. Хотя, по отзывам коллег, профессионалом был высокого уровня.

Фото автора и с официального сайта НовГУ.

 

Таким Дмитрий Козлов был на оглашении приговора.

Козлов 1

Козлов 2

А таким остаётся на сайте НовГУ.

converted file bef3ce67