Гусева (бывший директор ОГАУ «АИК») не «посадили», но 3 года он будет доказывать, что исправился

Сегодня в Новрайсуде прошёл процесс по уже нашумевшему делу бывшего директора ОГАУ «АИК» Анатолия Гусева, обвинявшегося в совершении двух преступлений: по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения) и по ч. 1 ст. 309 УК РФ (подкуп свидетеля в целях дачи им ложных показаний). Итог был предсказуем: наказан, но – условно. С реальной выплатой штрафов.

На рассмотрение дела Анатолий Викторович явился скромно одетым, без галстука и всё улыбался, улыбался, улыбался… Иногда, как мне показалось, очень даже иронично.

Но когда судья Анна Недовесова попросила выразить его отношение к предъявленному обвинению, потупив очи, сообщил, что всё признаёт, сожалеет, кается.

Дело рассматривалось в особом порядке, когда свидетели в суд не вызываются, доказательства не исследуются. Но личность подсудимого таки исследуется. Дабы убедить суд, насколько он хорош как человек, как юрист (да-да, если кто не знает: Анатолий Викторович юрист по образованию, более того, долгое время преподавал на юрфаке НовГУ дисциплину «Конституционное право России»), принёс с собой кипу грамот, благодарственных писем, всего того, что вручается по случаю: среди прочего были и красивые бумаги, подписанные Владимиром Путиным, Сергеем Митиным, Юрием Бобрышевым. Были оглашены и характеристики с последних мест работы: из НовГУ и ООО «Новгородский бекон» (там сейчас трудится Анатолий Викторович в должности заместителя гендиректора по связям с общественностью).

Характеристики, скажу я вам, из тех, которые предоставляются не в суд, а, как минимум, на какую-нибудь государственную премию.

Но – к делу… Прокурор Ольга Бондаренко огласила, в чём именно обвиняется г-н Гусев. Ничего особенно сенсационного не прозвучало.

Что касается обмана, вверенного некогда ОГАУ «АИК», всё так, как и сообщалось ранее. С марёвским, так сказать, блогером Владимиром Львовским были заключены малопонятные простому человеку договоры об оказании им, Львовским, неких информационных услуг. Работы были оплачены суммой, превышающей 100 тысяч рублей.

А потом, как можно понять из обвинения, Анатолий Викторович сказал блогеру Львовскому: никаких работ не надо, милый друг, верни-ка деньги. И он вернул ровно 100 тысяч. Но Анатолий Викторович не внёс их в кассу родного ОГАУ, а распорядился ими, говоря официальным языком, «по своему усмотрению». Чем, понятно, причинил ущерб учреждению, им же и возглавляемому.

Что касается подкупа блогера (по процессуальному статусу в первом деле – «свидетеля») Львовского, то, оказывается, идея оного пришла в голову Анатолия Викторовича после того, как между ним и Львовским следователь провёл очную ставку.

Смысл подкупа, как уже говорилось, заключался в том, чтобы за 30 тысяч серебряников (тьфу ты… рублей, конечно, – просто оговорился) блогер Львовский изменил свои показания и стал говорить, что перечисленные им деньги вовсе не возврат «проплаты» за невыполненную работу, а… возвращение долга. Личного, так сказать, характера.

Как мы уже знаем, хитромудрая задумка не прошла. Львовский проинформировал о намерениях «партнёра» полицию и согласился принять участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий по изобличению Гусева.

Оперативно-розыскные мероприятия удались на славу, финал был запечатлён на чью-то видеокамеру и продемонстрирован телеаудитории. С Анатолием Викторовичем обошлись даже чуточку грубо (кажется, лицом да на капот), но он, по-видимому, претензий уже не имел. Ибо – на месте преступления, при передаче части (5 тысяч) ранее оговорённой суммы.

В ходе судебных прений, в качестве наказания прокурор Ольга Бондаренко за подкуп Львовского запросила исправработы, за мошенничество – 2,5 года лишения свободы, как и предполагалось, условно – с испытательным сроком в 3 года. Со штрафом в 80 тысяч рублей. С лишением права занимать ответственные должности тоже на 3 года.

Сам Анатолий Викторович ещё раз подчеркнул, что «глубоко раскаивается в содеянном» и «понимает, что своими действиями подвёл свою семью, своих близких, коллег, друзей – и ничто не оправдывает эти действия».

– Жизнь и судьба, – сказал, – уже достаточно наказала меня за совершённые поступки.

И просил суд – «с учётом всех смягчающих обстоятельств» – наказание ограничить одним лишь штрафом. И выражал готовность заплатить его «в самое ближайшее время».

Представитель потерпевшего (а им признано ОГАУ «АИК) нынешний его директор Сергей Бондаренко принципиальных возражений против варианта приговора, предложенного гособвинителем, не имел. Сообщил суду о том, что «уведённые» из кассы учреждения 100 тысяч рублей Гусев уже вернул.

И особо отметил:

 – Я не согласен с процессуальным статусом «свидетеля» – Львовского. Хотел бы заявить, что это не единственные договоры, заключавшиеся им с ОГАУ «АИК». С моей точки зрения, все они являлись фиктивными, так как Львовский не обладал и не обладает ни квалификацией, ни намерением эти договоры исполнять.

Суд приговорил Анатолия Гусева за мошенничество к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года и штрафом в 75 тысяч рублей; за подкуп Львовского – к ещё одному штрафу – в размере 70 тысяч рублей. Кроме того, Анатолий Викторович на 3 года лишён права занимать те самые ответственные должности.

– Этим приговором, – подытожила прокурор Ольга Бондаренко, – сторона обвинения довольна. Поскольку предвижу вопросы, поясню: в качестве срока наказания мною был предложен максимум – с учётом особенностей рассмотрения дела в особом порядке (наказание не может превышать две трети от максимально возможной санкции). Условная же мера наказания связана и с полным признанием вины, и с добровольным возмещением вреда, и с положительными характеристиками, и с наличием двух малолетних детей. Что же касается заявления Сергея Бондаренко относительно процессуального статуса свидетеля Львовского, то, я считаю, представитель потерпевшего имеет все основания обратиться в полицию с заявлением о проведении проверки в отношении упомянутых договоров.

По какому-то недоразумению, кстати, Владимиру Львовскому следствием был присвоен и статус потерпевшего в деле о подкупе. Это преступление относится к категории преступлений «против правосудия», а не «против личности». И потерпевшим по делам этой категории может быть только государство. С этим согласна и прокурор.

По окончании процесса очень хотелось выяснить у г-на Гусева некоторые детали. Что, например, представляла собой работа по «подготовке и мониторингу информационных материалов», которая предлагалась Львовскому – с учётом отсутствия какой бы то ни было профессиональной подготовки  и, мягко говоря, недостаточной грамотности? Или: готов ли сегодня г-н Гусев подать руку г-ну Львовскому?

Но меня Анатолий Викторович как бы и не слышал, как бы и не видел. Мимо смотрел. Отказался, в общем, от комментариев. А ведь как любил, говорят, раньше, в бытность директором ОГАУ «АИК», давать интервью, например, на темы информполитики.

…5-тысячная купюра, изъятая при задержании Гусева, обращена в собственность государства.

Фото автора.