Бывший сотрудник милиции Дмитрий Светлов, признанный виновным в убийстве Никиты Хлебникова, корил себя за малодушие, но не за убийство

Сегодня судебная коллегия по уголовным делам Новгородского областного суда в апелляционном порядке рассмотрела громкое дело об убийстве жителя Петербурга Никиты Хлебникова. Приговор Дмитрию Светлову (12 лет колонии строгого режима) оставлен без изменений.

Эта трагическая история стала воистину резонансной для нашей области после того как информация об исчезновении Никиты Хлебникова появилась на сайте широко известного в нашей области поисково-спасательного отряда «Феникс», где сообщалось, что 25.11.2016 30-летний мужчина выехал на своей машине «Рено Сандеро» из Санкт-Петербурга в Парфино. На место не прибыл…

 Известно в то время было лишь то, что Никита Хлебников, работавший в Петербурге в компании «Касуми», занимающейся реализацией дорогих японских ножей, ехал в Парфинский район в командировку для участия в рекламной акции «Охота в подарок». Помимо него к месту назначения отправлялась и ещё одна сотрудница компании, но на своей машине. Добравшись до Парфина, она так и не дождалась коллегу.

Уже на другой день, однако, кое-что стало проясняться. Благодаря камерам видеофиксации удалось проследить путь приметного красного «Рено Сандеро». Но завершился он не в Парфине, а в Великом Новгороде, в одном из дворов улицы Ломоносова. Делом техники было выяснить, кто последний был за рулём «Рено».

Этим человеком оказался 50-летний, всеми уважаемый мужчина – Дмитрий Леонидович Светлов, в прошлом сотрудник милиции, в то время – начальник службы охраны труда АО НПП «Старт».

Дмитрия Леонидовича задержали. Попутно сотрудники полиции выяснили, что до парковки во дворе улицы Ломоносова «Рено Сандеро» заезжал на территорию того самого АО НПП «Старт», где строгий пропускной режим. За рулём был всё тот же Светлов. С какой целью заезжал на территорию родного предприятия? Оказалось: на «мойку». Дмитрий Леонидович заехал на «мойку», чтобы вымыть (отмыть?) чужую машину.

Столь скорое задержание стало для Светлова обескураживающим: в тот же день он дал признательные показания. Как рассказал Светлов на предварительном следствии, в тот день он направлялся на дачу в Крестецкий район, в деревню Княжий Бор. Поскольку вышел из автобуса за несколько километров до конечной точки, стал «голосовать» в надежде, что кому-то из водителей по пути, и он согласится «подкинуть». Остановилась красная «Рено Сандеро». Мужчине, который был за рулём, чужому в Новгородской области, совсем не помешала бы навигационная помощь местного человека. Потому, скорее всего, Хлебников и остановился.

Потом, рассказывал на том допросе Светлов, между ним и водителем вспыхнула ссора. В руке водителя якобы был нож. Светлова это «задело», навыки рукопашной борьбы, полученные во время службы в милиции, пригодились. В результате, как можно было понять из объяснений Светлова, он перехватил нож и стал наносить удары… После очередного из них (седьмого по счёту) всё было кончено. Водитель перестал подавать признаки жизни.

Согласно первоначальных показаний, тогда за руль сел сам Светлов. Проехав ещё некоторое расстояние, просто выбросил труп из машины – в кювет. А сам двинул на чужом приметном автомобиле домой, в Новгород.

В суде первой инстанции, однако, свою вину Светлов уже не признавал. А после оглашения обвинительного приговора были поданы апелляционные жалобы в областной суд.

Сегодня он был подчёркнуто вежлив и корректен. А выправка и стать выдавали в нём «служивого» человека, из категории тех, о которых говорят: «представительный». Когда судья Алексей Становский «устанавливал личность» и задал стандартный вопрос о наличии правительственных наград, не без гордости ответил:

– Медаль за 10 лет безупречной службы в органах внутренних дел.

Что же до существа дела, то сторона защиты обращала внимание на якобы имеющиеся в материалах дела «существенные» противоречия (на что, кстати, прокурор Юрий Антонов отреагировал не без удивления и заметил, что, с его точки зрения, сторона защиты делает акцент как раз на тех моментах, которые никак не назовёшь определяющими). А ещё на то, что первоначальные признательные показания получены в результате «давления» и «незаконных методов» (это надо понимать так, что сегодняшние полицейские «прессовали» вчерашнего милиционера?). Что, признаться, удивило даже меня. И подумалось; неужели Дмитрий Леонидович, сам прослуживший в органах не один год, не знает, что ни тогда, ни поныне сотрудники ни милиции, ни полиции не допускают в своей работе ничего противозаконного?!

Сама же версия осуждённого выглядит сегодня так. Оказывается, он, шагая в тот день к своей даче, увидел вдруг как неподалёку тормозит машина. Из неё выходят двое незнакомцев, вытаскивают третьего. Потом бросают его в кювет и уезжают. Дмитрий Леонидович будто бы подошёл к брошенному человеку. Обнаружил на теле раны. Но не пульс! Дмитрий Леонидович понял, что человек мёртв.

Пошёл дальше. Набрёл на стоящую на обочине красную «Рено Сандеро». Ни водителя, ни пассажиров в ней не было. Остановился. И тут увидел, что навстречу – «быстрым шагом»! – идут два человека. Стало страшно, потому что, подумал Дмитрий Леонидович, это могли быть те, которые убили незнакомца. Преступники? Раз так, Дмитрий Леонидович сел на водительское сидение. Ключи – это ж надо, какая удача! – в замке зажигания!

Вот, со страху, и погнал на чужой машине в Новгород.

– Легко представить, – сказал адвокат Михаил Андреев, – в каком психологическом состоянии был Светлов.

Честно? Нелегко! Совсем нелегко такое представить.

Тем не менее, как полагает адвокат, ничего особо странного в поведении Светлова не было: человеком двигал страх, он опасался за свою жизнь.

Но возникает вопрос: почему же, отъехав, допустим, на несколько километров, до первого населённого пункта или до первой автозаправочной станции, не остановился, не вышел, не попросил помощи?

Адвокат объяснил: его доверитель очень боялся, что те (преступники!) его всё-таки догонят. И двигался, сказал адвокат, со скоростью 90-100 километров в час. Здесь, я думаю, неувязочка… Я, например, сам – водитель, двигался бы в такой ситуации со скоростью 150-170 километров в час. И думал только б одном: где же вы, друзья-«гаишники»?! Ну, остановите же, остановите!

А он – не особенно торопясь: 90-100 километров в час.

И прочая…

История, в которую поверить, правда, трудно. Из тех, о коих говорят: «не выдерживает критики». Суд в ту историю и не поверил. Ни районный, ни областной.

В своём последнем слове Дмитрий Светлов ещё раз подчеркнул, что «не снимает с себя ответственности за малодушие и трусость, которые проявил, не доведя до органов следствия информацию об увиденном преступлении»… Ни за что иное он себя не винит.

Как добавила пресс-секретарь областного суда Мария Воробьёва, теперь в надзорном порядке осуждённый может обжаловать приговор в Президиуме областного суда. Что, скорее всего Дмитрий Леонидович, и сделает. Попытка, говорят, – не пытка!      

 …Когда Светлова задержали, труп Никиты Хлебникова обнаружен не был. Поскольку место, где именно «сбросил тело», обвиняемый не мог указать точно, поиски продолжались ещё несколько дней. Самое активное участие в них принимали и волонтёры поисково-спасательного отряда «Феникс». Но обнаружил тело не посторонний человек, а любимая девушка самого погибшего, прочёсывавшая лес в составе одной из волонтёрских групп, – неподалёку от деревни Княжий Бор, где у Светлова – дача.