Зловещий демянский «Остров». Там мигрант-гастарбайтер Шамиев, уже высылавшийся из России, в новогоднюю ночь убил сына добрых работодателей

Телефонный звонок в полицию раздался утром 1 января этого года. Мужчина на том конце провода ровным спокойным голосом, с лёгким восточным акцентом, сказал: приезжайте, мол, в деревню Остров, я человека убил.

Спустя чуть времени 48-летний гражданин Узбекистана Зафар Шамиев был задержан – на базе отдыха «Остров», расположенной в деревне Остров. Не грубил, не противился участи.

А на первом этаже базы лежал труп русского мужчины лет на двадцать моложе Шамиева. Без признаков жизни: с пятью ножевыми ранениями, одно из которых стало смертельным. Смерть человека, как было установлено, наступила за несколько часов до звонка. Получалось, что наедине с трупом Шамиев провёл всю, для кого-то – праздничную, ночь.

Вину Шамиев признавал. Казалось, сожалел о случившемся.

Однако когда ст. следователь Валдайского МСО регионального СУ СК Анастасия Юдина стала знакомиться с прошлым этого человека, удивлению не было предела.

Получалось, что в эти дни Шамиев никак не мог находиться в России, потому что ещё в июне 2018-го года по решению суда был выдворен за её пределы как лицо нарушившее миграционное законодательство, чьё пребывание в РФ – нежелательно.

Ограничение на въезд в Россию на Шамиева было наложено на 5 лет, то есть – до июня 2023-го года.

И вот он… здесь. С окровавленными руками.

Как ему удалось беспрепятственно вернуться из Узбекистана в Россию уже по истечении четырёх месяцев после высылки, в октябре 2018-го года, – сейчас выясняют компетентные органы.

– На допросе, – рассказывает Анастасия Юдина, – Шамиев рассказывал, что после пересечения границы он сразу поехал в Подмосковье – к людям, у которых и раньше работал. Семья предпринимателей обеспечила его работой вновь, но не в Подмосковье, а в демянской деревне Остров, где у хозяев имелась база отдыха. Работа непритязательная: следить за базой отдыха, поддерживать порядок – не то завхоз, не то дворник.

На Новый год Шамиев должен был оставаться один. Но на базу отдыха приехал сын хозяев. Он и стал жертвой преступления.

– Как утверждал Шамиев, – продолжает Анастасия Юдина, – в новогоднюю ночь алкоголь он не употреблял. Однако осмотр места происшествия вызывал большие сомнения в кристальной трезвости той истории. Очевидцев убийства, понятно, не было. Сам же Шамиев говорил о том, что конфликт, уже после боя курантов, начался якобы из-за того, что молодой человек произнёс что-то обидное. О погибшем, надо сказать, отзывался только положительно. Как и об его родителях, предоставивших ему работу. А те, допрошенные в качестве свидетелей, вспоминая прошлую жизнь и прежние отношения, тоже не могли припомнить ничего, что давало бы намёк на возможность подобного исхода. К Шамиеву все относились хорошо. И он, казалось, отвечал тем же.

В начальный период следственных действий Шамиев изъяснялся на русском языке, говорил, что всё понимает. Потом, однако, заявил, что ему требуется переводчик.

Переводчиком он был обеспечен. Участвовал тот и в судебном следствии, помогая подзащитному разобраться в российском уголовном законе.

Приговором суда Шамиеву назначено наказание в виде 9 лет и 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговор ещё может быть обжалован в апелляционном порядке.