Рушанин Николай К., сжёгший родную мать, совсем не садист. Просто не вовремя выпил... И приговор за смерть 89-летней старушки стал добрым: 1 год - не лишения, а ограничения свободы

Трагедия в деревне Залучье случилась 1 декабря прошлого года. Сюда была вызвана «скорая помощь». Как сбивчиво объяснили медикам, пожилая женщина «обожглась»... Добравшись же до Залучья, врачи сразу поняли: «обожглась» – сказано очень мягко. Термические ожоги занимали значительную часть ног. К моменту приезда «скорой» старушка была ещё жива, но до больницы её не довезли: скончалась.

 

И не ведали тогда врачи, что «обожглась» пожилая женщина не из-за собственной небрежности. Всё было куда хуже.

В момент трагедии в доме находилась не только старушка, но и её сын – 58-летний Николай К. (фамилию не называем из этических соображений): обычный мужичок, до сего времени не замеченный ни в чём предосудительном. Полжизни проработал «на северах», потому и заработал пенсию до достижения 60-летнего возраста.

Когда мать стала «совсем плоха», когда уже не могла сама себя обслуживать, вернулся в родную деревню и стал за ней ухаживать: как должно ухаживать сыну за старой больной матерью.

Алкоголем никогда не злоупотреблял: мог выпить, но — в меру.

Поскольку смерть пожилой женщины имела явные признаки не совсем естественной, сразу после ЧП в дом наведались представители правоохранительных структур.

И уже на первом опросе Николай К. рассказал им всё так, как было на самом деле.

Тем вечером мать жаловалась на озноб. Такое в последнее время случалось с ней частенько, и сын придумал выход: он стал приспосабливать электрический фен (обычный — для сушки волос) так, чтобы горячий воздух овевал ту часть тела матери, которой «особенно зябко».

Тогда у матери мёрзли ноги, поэтому сын положил фен на кровать: ближе к её ногам.

И ушёл сам в другую комнату. А поскольку мужичок был не совсем трезв, его... сморило. Уснул. Встрепенулся, когда запах гари был уже совсем невыносим...

Так рассказывал сам Николай К. В региональном СУ СК в его действиях были усмотрены признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности.

Вопрос об аресте не стоял: всем было видно, насколько подавлен человек происшедшим, насколько ему тяжело.

Вину в совершении неосторожного преступления он, разумеется, признал.

В суде, как рассказала пресс-секретарь Старорусского районного суда Елена Николаева, отказался от дачи показаний, воспользовавшись ст. 51 Конституции РФ, потому были оглашены его показания периода предварительного следствия:

«...Когда я проснулся и почувствовал едкий запах гари, бросился к матери. Никаких криков до этого – не слышал. Понял, что возгорание произошло от фена, лежавшего у неё в ногах. Вся комната была в дыму. Мать лежала на кровати на спине и тяжело дышала. Тлела простынь. Наверху оплавилась потолочная плитка и капала на кровать. Я поднял мать на руки и вынес на веранду. Увидел, что сильно обгорели ноги. Обтёр ожоги подсолнечным маслом и побежал к соседке – попросить, чтобы та вызвала «скорую помощь».

Эти показания Николай К. в суде подтвердил полностью. Всё было именно так.

В качестве наказания суд назначил ему 1 год ограничения свободы. Максимально возможное наказание по этой статье – 2 года лишения свободы.