Вы не пробовали пить ацетон? Бутлегер Надежда Сабурова предлагала это сделать. Ацетон, правда, был не в чистом виде

Новгородский районный суд вынес обвинительный приговор 61-летней новгородке Надежде Сабуровой, уличённой в торговле отравой. Сабурова признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 238 УК РФ (сбыт продукции, не отвечающей требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей), сообщил пресс-секретарь суда Валерий Таганский.

Надежда Сабурова отличалась завидным упорством. Зная о её страсти к бутлегерству, в октябре прошлого года оперативники, под роспись, предупредили её о том, что сбываемая ею спиртосодержащая продукция не отвечает требованиям безопасности.

Пенсионерка сказала, что всё поняла.

Поняла ли? Оперативники решили проверить. Организовали так называемую «проверочную закупку». На неё отправился человек, незнакомый Сабуровой.

«Закупка» удалась на славу. «Всё осознавшая» пожилая бутлегерша продала «страждущему» «поллитровку», в которой содержалась та самая «спиртосодержащая жидкость, не отвечающая требованиям безопасности жизни».

Потом специалисты провели её экспертизу. Было установлено, что «данная спиртосодержащая жидкость не пригодная для употребления внутрь человеком, так как содержит в своём составе ядовитое вещество – ацетон, что создаёт реальную угрозу для жизни и здоровья потребителя».

Вину в совершении преступления Сабурова признала в полном объёме.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Сабуровой, суд признал полное признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование расследованию преступления, болезненное состояние здоровья и пожилой возраст осужденной.

Приговором суда ей назначено наказание в виде штрафа в размере 20 тысяч рублей.

Между тем, сейчас в Новгородском районном суде рассматривается куда более громкое уголовное дело в отношении уроженцев Азербайджана Ахмедова и Гадирова, которых полицейские «взяли» весной прошлого года при продаже уже крупной партии спиртосодержащей продукции, выдаваемой за коньяк и виски и «расфасованной» в пятилитровые канистры. Стоимость «товара» была невысока: от 50 до 60 рублей за литр. Изъяли тогда более 5 тысяч литров.