Боровичское убийство по найму от 2002-го. Неожиданный поворот… Вдова погибшего считает, что и «посадили» – не того. И «сажают» человека невиновного

Весной этого года из сообщений пресс-служб силовых ведомств жители области узнали о том, что раскрыты два резонансных убийства из серии «прошлых лет». В первом случае речь шла о расстреле на улице Мусы Джалиля в Великом Новгороде в 2008-ом году предпринимателя Д. Во втором – о расстреле в 2002-ом году в подъезде одного из домов по улице Международной в Боровичах предпринимателя Константина Иванова.

Ни для кого сегодня не секрет, что механизм раскрытия «архивных» дел разнообразием не отличается: под глубокомысленным «оперативная информация», как правило, скрывается кто-то, находящийся в сфере интересов оперативных работников полиции, кто просто «сдаёт» ближнего, говорит: я знаю, это – он. И появляется, так сказать, импульс, который может к чему-то и привести… Так было и в этих историях.

Однако, как выясняется теперь, и в том, и в другом случае не всё так просто и беспроблемно. В убийстве Д. был обвинён некто Андрей Орлов (как сообщалось в официальном пресс-релизе: преступление он совершил «для повышения авторитета перед» криминальными лидерами Петровским, Кравченко, Мхитаряном). Дело направили в суд, но там… не заладилось. Материалы были возвращены в прокуратуру, оттуда – в СУ СК, теперь, уже в третий раз, дело вновь передано в суд, но его рассмотрение по существу не началось и по сию пору.

В причастности к убийству в Боровичах Иванова были обвинены двое: по версии следствия, непосредственным исполнителем, киллером, был новгородец Альберт Колтышев, получивший «за работу» 2 тысячи долларов. И в этой части до последнего времени всё шло гладко и благополучно для стороны обвинения: он полностью признал вину в суде и был вознаграждён фантастическим для подобных дел сроком: 6 лет колонии. Всего!

Второй, кто был назван в этой истории заказчиком убийства, – боровичанин Артур Громов.

В истории доказательства его вины всё, однако, пошло не так: с самого начала следственных действий он отказывался признавать вину в причастности к убийству человека, с которым, нельзя не сказать, был хорошо знаком и вместе занимался предпринимательской деятельностью, связанной с лесозаготовками.

По версии же следствия, именно совместная предпринимательская деятельность и была прологом к совершению преступления. Следствие полагало, что мотив расправы кроется в меркантильных интересах, связанных с дележом имущества.

В этом деле всё пошло совсем не так, после того как, во-первых, на авансцену выступил новый человек – свидетель П. а, во-вторых, всё признававший на собственном суде Колтышев пошёл «в отказ», заявив, что оговорил и себя, и Громова, и, уже имея срок, стал утверждать, что никакой он не киллер, и к убийству Иванова не имеет никакого отношения.

Впрочем, по порядку. И, чтобы всё стало чуть более понятно, слово потерпевшей – вдове погибшего предпринимателя Любови Ивановой:

– 13 августа 2002-го года я запомнила на всю жизнь. В то утро мы вместе с мужем собирались на работу. Но его что-то задержало, и я отправилась одна. Когда вышла из квартиры и спускалась по лестнице, обратила внимание на молодого парня, поднимающегося наверх. Мы живём на четвёртом этаже, а он прошёл выше. Я ещё подумала: к кому бы это? – сколько я знала, на пятом жили люди только пожилого возраста. Но тогда особого значения этой встрече я не придала. А когда добралась до работы, позвонил сын… Сказал, что в папу только что стреляли, и он, похоже, умер. Что было дальше, вспоминать тяжело… Муж был расстрелян прямо в подъезде. Естественно, возбудили уголовное дело, но несколько лет оно не двигалось с мёртвой точки. И вдруг, в 2014-ом году, ко мне пришли и сообщили: преступление раскрыто, киллер установлен. Тогда я и услышала фамилию Колтышева. Что это за человек, я не знала. Очную ставку с ним не проводили. Впервые это лицо я увидела уже в суде.

Дело Колтышева рассматривалось в особом порядке – без допросов свидетелей. Поскольку вину в совершении преступления он признавал полностью, вдова заявила иск о возмещении морального вреда: суд удовлетворил его – на сумму 100 тысяч рублей.

«Всё перевернулось», по образному выражению женщины, когда судили уже Громова. В один из дней в суд вызвали основного свидетеля обвинения – П.

– Как только он вошёл в зал, – продолжает Любовь Иванова, – у меня будто бы что оборвалось. Я узнала в нём того человека, которого встретила на лестнице, когда шла на работу 13 августа 2002-го года. Лицо очень запоминающееся, и взгляд, который трудно забыть: колючий – говорят в таких случаях. В суде он стал рассказывать о том, что в то утро Громов якобы попросил его повозить на автомобиле одного человека – Колтышева – по городу. Когда довёз до нашего дома, рассказывал этот свидетель, сам он остался в машине, а Колтышев ушёл в подъезд. Спустя какое-то время он вышел из подъезда и сказал ехать за город… Это якобы и свидетельствовало о том, что убийство совершил именно Колтышев.

Но, находясь в зале, женщина готова была биться об заклад, что в подъезде она видела не Колтышева, а именно свидетеля П. И заявила об этом в суде.

На том же основании представитель потерпевшей – Андрей Иванов ходатайствовал о возвращении дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В удовлетворении ходатайств суд отказал.

В ходе рассмотрения дела «по Громову» случился и ещё один сюрприз. Колтышев, находившийся в следственном изоляторе и доставленный в Боровичский районный суд, чтобы дать показания уже в качестве свидетеля, сделал своё громкое заявление: себя и Громова оговорил – убийство Иванова не на их совести.

Как отметил представитель потерпевшей Андрей Иванов, если анализировать показания одного Колтышева и принять во внимание все противоречия, становится ясно, что он не только не убивал предпринимателя, но и не был на месте совершения преступления.

– Взять хотя бы такой нюанс. Экспертизой установлено, что выстрелы были произведены сверху вниз, а в признательных показаниях Колтышев утверждал, что он стоял внизу, а человек спускался сверху… И множество иных противоречий, устранить которые в ходе судебного следствия просто невозможно. Но все эти выпирающие «нестыковки» для нашего суда лишь неточности, не меняющие вектор избранного направления.

…Сегодня в Боровичском районном суде завершились прения сторон. Адвокаты Громова просили вынести оправдательный приговор. О том же самом (один случай на миллион!) просила и потерпевшая Иванова, которая подчеркнула, что, с её точки зрения, судят не того, и истина в этом деле не установлена. Сказала и о том, что ей стало известно: в своё время между мужем и свидетелем П. был конфликт: в деле лесозаготовки свидетель П. чужим не был: «И он мог затаить обиду».

И ещё:

– Считаю, что у Громова не было мотива убивать мужа, и он не является лицом, виновным в организации преступления.

Любовь Иванова отказалась от иска о компенсации морального вреда, который предъявила, ещё не разобравшись в сути, и Колтышеву, и Громову.

Последнее слово обвиняемого Громова назначено на 25 декабря. Далее – приговор.

С учётом создавшейся ситуации, по всей видимости, прокуратура будет ходатайствовать и об отмене «щадящего» приговора Колтышеву: отказавшись от «изобличающих» показаний, он не выполнил условия досудебного соглашения с прокурором.