Судья Вихрова объясняет подсудимой Старковой (бывшему ректору Новгородского института развития образования), как следует вести себя в суде

В Новрайсуде под председательством Светланы Вихровой продолжается процесс по делу бывшего ректора Новгородского института развития образования (НИРО) Людмилы Старковой.

Кое-что об этом интересном и, безусловно, социально-значимом деле (Старкова обвиняется в том, что в 2015-ом году издала приказы об установлении выплат «стимулирующего характера», кои затрагивали материальное благополучие её самой, хотя делать это не имела права – премии руководителям назначаются только департаментом образования) «Ваши новости» уже писали. Кстати, сразу после публикации репортажа из зала суда в нашей газете Людмила Геннадьевна откликнулась пространной отповедью на собственной страничке в facebook и, если не ошибаюсь, написала заявление в некие высокие инстанции.

Что касается упомянутой отповеди, то она, по сути, совсем не содержит оценки фактов, составляющих ныне основу уголовного дела. Зато Людмила Геннадьевна много пишет о самой себе – хорошего. Этакое подробное развёрнутое резюме о собственных успехах и достижениях.

Не сомневаюсь, эта сторона деятельности бывшего ректора не может не интересовать самые широкие слои читательской аудитории, поэтому – вот ссылка.

Суду эти подробности тоже будут интересны, но, думается, на заключительных этапах судебного действа, когда станут исследовать личность подсудимого: что ещё хорошего (плохого?) есть в человеке, возможно ли его исправление без изоляции от общества.

В инстанции же, если я ничего не путаю, Старкова жаловалась и на то, что я фотографировал «во время суда». Два слова правды ради… Я фотографировал, но не во время судебного процесса, а до его начала: когда судья в зал ещё не вошла и не объявила судебные слушания продолженными. А фотографировать натуру (любую) имеет право любой, если, конечно, предмет съёмки не являет собой засекреченный военный объект. А социально значимые события для журналиста – вообще дело святое!

Сейчас Людмила Геннадьевна под арестом не находится, сама передвигается по миру, сама является в суд. Перед началом сегодняшнего заседания активно обсуждала с бывшими коллегами особенности дачного сезона. Как я услышал, с клубникой у подсудимой полный порядок – из Финляндии саженцы привезли! Как любой садовод, я, конечно, порадовался.

А потом, собственно, всех пригласили в зал.

Поскольку ныне была подана официальная заявка на проведение фотосъёмки во время самого судебного заседания, судья Вихрова её огласила. Ни прокурор Денис Оньков, ни представитель потерпевшей стороны (а ею признано региональное министерство образования) Юрий Михайлов не возражали против фотографирования. Людмила Старкова и её адвокат – возражали.

Судья, понятно, съёмку разрешила: процесс открытый, а журналист выполняет обязанность, обусловленную его профессией, – сообщать читателям о социально значимых фактах нашей жизни.

Самым важным событием сегодняшнего дня был допрос начальника отдела правового обеспечения регионального министерства образования Лидии Макаровой.

WBNaWBfMPkA

В своём выступлении она ещё раз отметила, что оплата труда руководителя регулируется примерным положением об оплате труда, утверждённым постановлением департамента образования. Причём вопросы оплаты труда рядовых работников решаются самим учреждением, подведомственным департаменту образования, а вопросы оплаты труда руководителя – только департаментом.

Тонкость, как можно понять, в том, что один из приказов о начислении стимулирующих выплат (где премия предусматривалась и проректору Старковой), была подписана Старковой, когда она была ещё не ректором, а и.о. ректора. В этом случае, если смотреть на ситуацию сугубо формально, можно понять так, что премируется, согласно тому приказу, не руководитель (ректор) Старкова, а рядовой работник (проректор) Старкова.

Никакой «трудности в восприятии» этого, считает Лидия Макарова, нет: такой приказ должен был быть представлен на согласование в департамент образования. А представлен он не был.

Есть, правда, информация о некоем загадочном письме о «согласовании стимулирующих надбавок», которое якобы направлялось из НИРО в департамент образования.

– Мне известно, – сказала Лидия Макарова, – о том, что Старкова представляла какое-то письмо. Но в департаменте образования под входящим номером, на который она ссылается, зарегистрировано совсем другое письмо, касающееся, если я не ошибаюсь рождественского марафона, но никак не стимулирующих выплат. Следователь спрашивал: поступало ли такое письмо? Я отвечала: нет.

…Поскольку Людмила Геннадьевна порой не столько задавала вопросы свидетелю, сколько излагала свою версию событий, из которой рождались уже наводящие вопросы, отнюдь не вытекающие из показаний свидетеля, судья Вихрова вынуждена была прерывать полёт мысли. Просила подсудимую встать и напоминала, что она «не вправе задавать вопросы, о которых свидетель не высказал своей осведомлённости».

Людмила Геннадьевна вставала…

Судебное следствие продолжается.

Фото автора.