Верная жена председателя думы Великого Новгорода Владимира Тимофеева – Людмила Старкова (бывший ректор Новгородского института развития образования) – на скамье подсудимых!

Сегодня Новгородский районный суд продолжил рассмотрение дела бывшего ректора Новгородского института развития образования (НИРО) Людмилы Старковой, которая обвиняется в издании незаконных приказов, в результате исполнения которых более 300 тысяч рублей вверенного ей института перешли во владение Людмилы Геннадьевны.

Статья Уголовного кодекса РФ, по которой привлекается к ответственности дама, имеет номер 285 – злоупотребление должностными полномочиями.

Нынешний судебный процесс, проходящий в крайне размеренном и даже кулуарном ритме, в восприятии многих являет собой некий отголосок бурных событий, местами переходящих в натуральный триллер, который Новгородский институт развития образования переживал осенью 2016-го года.

Предыстория тех событий осталась за рамками широкой публичности. Известно, однако, что в начале весны 2016-го года сотрудники НИРО отправляли в различные инстанции, а также в блог губернатора многочисленные жалобы (в том числе, и на проблемы с выплатой зарплаты, по имеющимся данным, задолженность составляла несколько миллионов рублей). В марте, по просьбе коллектива института, губернатор Сергей Митин провёл совещание с участием членов правительства. После чего Старковой было предложено уйти в отпуск и сменить род деятельности.

После отпуска был больничный. Но об этом, по объяснениям представителей департамента образования, там не знали.

И 4 августа приказом департамента Старкова была-таки уволена с занимаемой должности.

Новрайсуд, однако, позднее удовлетворил её исковые требования о восстановлении на работе.

В это время должность и.о. ректора исполняла Марина Александрова.

2 ноября восстановленная в ректорских правах Старкова вернулась в институт.

После чего история и приобрела невиданный резонанс, потому как в ней появился привкус откровенного скандала. Вернулась Людмила Геннадьевна не одна, а с назначенным уже ею и.о. ректора Владимиром Беличенко, не очень понятным и понятым на Новгородчине жителем Петербурга, имеющим некий казачий чин, лишь мелькнувшим на новгородских горизонтах.

Возвращение восстановленного судом руководителя большинство представителей института… совсем не обрадовало.

А донесения шли уже как вести с передовой.

Говорилось, например, что восстановленного ректора не пускала на порог охрана.

Говорилось, например, что кто-то кого-то побил «при попытке выноса документов»: то ли и.о ректора, то ли – сам он. Вызывали полицию.

Говорилось о том, что в здание вошли сотрудники какой-то частной санкт-петербургской охранной фирмы, с которой Старкова заключила новый договор.

Говорилось о том, что администратор общежития института, выполняя приказ руководителя департамента образования, забаррикадировалась в служебном помещении и не впускала ни саму Старкову, ни и.о.

Говорилось, что пришлось вызывать даже сотрудников МЧС «для вскрытия двери» и полицию.

Многое вместили те дни.

А ещё была проверка финансовой деятельности института. С заявлениями в правоохранительные органы обращались и сама Старкова, и тогдашний руководитель департамента образования Александр Ширин.

Результаты финансовых подсчётов оказались явно не в пользу Людмилы Геннадьевны.

На их основе и было возбуждено уголовное дело в отношении бывшего ректора (бывшего – теперь уж точно, сам институт ныне ликвидирован).

Как сообщил гособвинитель Денис Оньков, ныне Людмила Геннадьевна обвиняется в том, что в 2015-ом году издала несколько приказов об установлении выплат «стимулирующего характера» (в просторечии – «премий»), кои затрагивали материальное благополучие самой Людмилы Геннадьевны. Одна категория таких выплат касалась сумм, получаемых из бюджета, и составила (за два месяца) около 19 тысяч рублей. Вторая категория выплат касалась денег, получаемых институтом за «деятельность, приносящую доход», в данном случае – за предоставление общежитий. И эти суммы составили уже около 323 тысяч рублей.

Сегодня суд заслушал позицию представителя потерпевшего (а потерпевшим признано региональное министерство образования) Юрия Михайлова.

С его точки зрения, ныне обвиняемая Старкова не имела права издавать такие приказы, поскольку вопросы финансового стимулирования ректора решаются не ей самой, а министерством (в ту пору ещё – департаментом) образования:

– Оплата труда руководителей образовательных учреждений, в том числе и НИРО, регламентируется примерным положением об оплате труда, утверждённым постановлением департамента образования. Все компенсационные стимулирующие выплаты, будем говорить – премии, не предусмотренные трудовым договором, должны были утверждаться комиссией при департаменте образования. Эти требования в данном случае выполнены не были. 13 января 2015-го года Старкова издала приказ, которым установила себе ежемесячные выплаты стимулирующего характера. А 19 февраля издала приказ «Об утверждении новой редакции положения об иной приносящей доход деятельности НИРО». На основании данного положения Старкова самостоятельно, без ведома и согласования с департаментом, устанавливала себе стимулирующие надбавки.

Допрос самой Людмилы Старковой – впереди. С её видением ситуации мы обязательно познакомим читателей. Пока же можно говорить о том, что с позицией гособвинения и потерпевшей стороны она решительно не согласна: в добровольном порядке, во всяком случае, возмещать ущерб она отказывается.

…Проработала-то в НИРО Людмила Геннадьевна совсем немного. Устроили её туда в декабре 2014-го года (прежде работала в системе НовГУ). В августе 2016-го года – уволили. Дальнейшая история (включая судебное восстановление в должности) – история уже не работы, а борьбы.

И столько копий сломано!

Муж обвиняемой Владимир Тимофеев сегодня в суде не присутствовал.

Санкция ч. 1 ст. 285 УК РФ предусматривает лишение свободы на срок до 4 лет.

Фото из открытых источников в интернете.