Как «уплыл» «Кадиллак». Некоторые подробности мошенничества, в котором подозревается директор маловишерского завода

На прошлой неделе мы сообщали о том, что в Малой Вишере возбуждено уголовное дело в отношении директора ООО «Маловишерский электротехнический завод» Александра Скуридина, который, по мнению представителей правоохранительных органов, в период ажиотажа, связанного с невыплатой работникам предприятия зарплаты, умудрился увести с баланса предприятия детище американского автопрома автомобиль «Cadillac Escalade» стоимостью около 1,4 млн. рублей.

Здесь надо сказать вот ещё о чём. За громким названием ООО «Маловишерский электротехнический завод» стоит, в общем-то, скромное предприятие, которое в последний период своей жизни занималось не сложными электротехническими операциями, а будничной отгрузкой щебня. Скуридин возглавил его в июне 2015-го года. Сам – не уроженец этих мест, не житель Маловишерского района. Из варягов. По сей день он зарегистрирован в Орловской области.

Успехи руководства предприятием оказались более чем скромны. В прошлом году, по материалам проверки, проведённой прокуратурой района, в отношении руководителя ООО «Маловишерский электротехнический завод» было возбуждено уголовное дело по факту невыплаты оставшимся на предприятии пятнадцати работникам заработной платы. В общей сложности – около 1,5 миллионов.

В ходе дальнейшей проверки хозяйственно-финансовой ситуации на ООО «Маловишерский электротехнический завод» и было выявлено, что в том же 2017-ом году с предприятия «уплыл» предмет особой роскоши – вышеупомянутый «Cadillac Escalade» стоимостью около 1,4 млн. рублей.

володин

Подробностями выявления махинации с автомобилем я попросил поделиться прокурора Маловишерского района Александра Володина:

– Надо думать, что в тот период директор завода начал понимать, что, образно говоря, тучи над ним сгущаются. Сотрудники увольнялись с предприятия, жаловались на невыплату зарплаты. Так или иначе, но проверок было не избежать. На мой взгляд, тогда и возник умысел выводить из организации ликвидное имущество, которое могло быть впоследствии арестовано в рамках возбуждённого уголовного дела. Исчезновение с предприятия «Калиллака» выявилось как раз в тот период, когда предпринимались меры по аресту имущества предприятия. В дальнейшем совместно с полицией проследили весь путь машины. В ГИБДД документы, касающиеся сделки по автомобилю, были зарегистрированы в сентябре прошлого года. По документам, покупатель «Cadillac Escalade» – компания, осуществляющая деятельность в Орловской области – откуда и сам директор.

– Фактически же, как я понимаю, никакого переезда автомобиля из Новгородской губернии в Орловскую не было?

– По имеющимся данным, не было. После того как автомобиль был продан в Орловскую область, в течение достаточно короткого промежутка времени он был перепродан. Но уже на имя… матери директора. По заведомо заниженной цене – 100 тысяч рублей. А потом, с использованием доверенности на право продажи, выданной матерью – сыну, «Кадиллак» перепродан ещё раз – жителю Санкт-Петербурга, который, по нашим данным, заплатил за машину уже реальную рыночную цену.

– Деньги пошли в пользу директора?

– По имеющейся информации, – да.

– На что нельзя не обратить внимания. Как уже говорилось, реальная стоимость «Cadillac Escalade» – около 1,4 млн рублей. Примерно столько же долг предприятия перед сотрудниками. Получается, в случае реализации машины в рамках погашения долга перед сотрудниками этих денег хватило бы для полного расчёта?

– Хватило бы. Совершенно верно. Арифметика – нехитрая.

…Пока сам Александр Скуридин находится в Орловской области. По делу, возбуждённому в связи с невыплатой зарплаты, мерой пресечения ему избрана подписка о невыезде… с места регистрации, то есть – из Орловской области. А от «Маловишерского электротехнического завода», по-видимому, остались лишь воспоминания: никакую производственную деятельность более он не осуществляет. Долги перед сотрудниками по зарплате по-прежнему не погашены.