Принимая незаконные решения в отношении детей 5-6 лет в Старой Руссе, члены комиссии по делам несовершеннолетних просто не знали, что так – нельзя…

Большой читательский интерес вызвала наша публикация «Нет репрессиям по отношению к детям! Пяти и шести лет…», в центре которой – прокурорские протесты, принесённые на «меры воспитательного воздействия в виде предупреждений», которые были приняты районной комиссией, которая полностью именуется так: «по делам несовершеннолетних и защите их прав» – в отношении детей 5-6 лет.

А это не только противоречит здравому смыслу (с моей точки зрения), но и нарушает нормы международного права.

Каждому из людей чуть более старшего поколения известен панический страх перед «детской комнатой милиции». Бр-р-р! Как вспомнишь, дрожь пробирает. Не дай Бог туда угодить! Стоит лишь представить себе взрослых важных дядь и тёть, которые смотрят на тебя как на шкодливого котёнка.

С течением времени не многое изменилось. Разве что само понятие «детская комната милиции» кануло в Лету. Да и сама милиция… Но, как и прежде, с малолетними нарушителями работают очень серьёзно. Строго!

А в Старой Руссе, как выяснилось, и с «шалунами» 5-6 лет, хотя нормы международного права устанавливают возможность применения к подростку мер воспитательного воздействия, начиная лишь с 7-летнего возраста.

Как пояснил заместитель прокурора Старорусского района Андрей Санаров, всего было выявлено шесть таких фактов. Причём, как минимум, дважды «мера воспитательного воздействия применялась в отношении одного и того же мальчика, одержимого страстью к тушению вечного огня у монумента Славы. Не подумайте чего уж совсем плохого: на огонь мальчик лил лимонад (ещё эта компания была уличена в битии стёкол и вырывании из венков цветов). Ещё одна девочка украла детские вещи, ещё один мальчик – побил стёкла в котельной.

За это дети и вызывались на взрослый «ковёр».

Нехорошо… Но ведь – совсем дети!

Как же получилось так, что вопреки и логике, и нормам права с детей спрашивали «не по возрасту»? Этот вопрос я задал начальнику отдела по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации Старорусского района Ольге Масаевой.

– У нас есть свой порядок, утверждённый постановлением области. Среди мер воспитательного воздействия есть и предупреждение. Если к нам поступает постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении ребёнка, то мы на основании этого порядка принимаем меры воспитательного воздействия. В информации прокуратуры указывалось, что выявленные случаи относятся к периоду 2017-18-го годов. Однако первый из этих случаев произошёл в 2014-ом году, следующий – в 2015-ом, и по два материала в 2017-ом и 2018-ом годах. Когда правонарушения были выявлены, никто детей просто так не отпустил, были оформлены соответствующие материалы, которые и поступили в комиссию по делам несовершеннолетних. Согласно порядка, не зная норм международного права (хотя в составе комиссии присутствовали сотрудники и полиции, и прокуратуры), мы и приняли те «меры воспитательного воздействия в виде предупреждений». Да, вызывали на комиссию детей, их родителей, проводили беседу. Конечно, дети не всё понимали – маленькие, но мы выполняли то, что регламентировано нашим порядком.

– Ольга Анатольевна, ключевая фраза здесь, наверное: «Не зная норм международного права…»

– Можно сказать и так. Теперь мы всё приняли к сведению, больше так не поступим.

И, будем надеяться, этим тема исчерпана. О том, что, согласно норм международного права, нельзя таким образом «воспитывать» детей до 7 лет, знают ныне не только в комиссии по делам несовершеннолетних Старорусского района, но и прочих районов области: ситуация получила большую огласку.

…Ещё о чём я поинтересовался у Андрея Санарова, а как же всё-таки следует поступать, если пятилетний «сорви-голова» застигнут на «месте преступления»?

– Единственное, что допускается, – ответил он, – сообщить родителям. Если они люди адекватные – меры примут!