На интернет-фронте без перемен, или как Новгородская область будет противостоять группам смерти

Сегодня в группе «ЧП. Великий Новгород» появился пост от администраторов. В нём сообщалось о том, что с ними посредством интернета связалась несовершеннолетняя девочка. Она рассказала ребятам, что думает прервать свою жизнь. 

Только благодаря тому, что администраторы группы быстро сориентировались в сложной ситуации, удалось избежать трагедии. 
Со слов самих ребят, несмотря на поздний час, им удалось связаться со Следственным комитетом по Новгородской области и совместными усилиями установить место, где находится ребёнок, предотвратив таким образом трагедию. 

Я довольно долго думал о том, писать об этом материал или же лучше не стоит. 
Как стало известно в дальнейшем, девочка хотела совершить суицид из-за так называемой игры «синяя рыба» (название изменено). 
Как-то на пресс-подходе Герман Клименко сказал, что всю историю с этими группами смерти раздули СМИ, несмотря на то, что им рекомендовали не писать о них и помалкивать. Ну что тут сказать? Помолчали, а проблема не ушла. Хуже того, она продолжает расти. В свое время в СССР отрицали существование организованной преступности. О последствиях такого молчания жившим в 90-х напоминать, я думаю, не надо. 

А ведь работа в направлении защиты детей в интернете ведется титаническая, по крайней мере, в Новгородской области. 

Только за летний период 2017 года усилиями отдела «К» УМВД по Новгородской области удалось спасти жизни 19 детей, которые с февраля по июль 2017 года вступили в так называемые «группы смерти». 
Отдельно хочется отметить работу, проведенную заместителем начальника бюро специальных технических мероприятий УМВД России по Новгородской области Александром Мурастовым. Несмотря на то, что в 2017 году не был определен и установлен порядок взаимодействия по «группам смерти», он принимал решение самостоятельно, беря на себя всю ответственность и осознавая важность принимаемых решений. Он действовал оперативно, руководствуясь только «Законом о полиции».

Кто-то может подумать, решить или даже позволить себе высказаться, что это полицейский беспредел, но вот что я вам скажу. Если бы он действовал в рамках установленного порядка, в Новгородской области было бы на 19 мертвых детей больше. 

Не так давно, а если быть точным – 27 февраля 2018 года состоялось заседание рабочей группы при Консультативном совете при губернаторе Новгородской области по направлению «Информационная безопасность несовершеннолетних». 

На заседании довольно заслуженно, на мой взгляд, прозвучали слова критики в адрес министерства образования Новгородской области. Как сказал уполномоченный по правам ребенка в Новгородской области Елена Филинкова, «работники системы образования не были готовы к интернет-угрозе, связанной с «группами смерти». 

Заместитель министра образования Ирина Аксенова согласилась с тем, что нужны изменения в работе. 

Директор НП «Мониторинговый центр по выявлению опасного и запрещенного законодательством контента» Анна Левченко отметила, что большинство родителей заблуждается, считая, что подобные случаи происходят только в неблагополучных семьях. 

Очень бросилось в глаза то, что Филинкова, в свою очередь, ни на секунду не теряет связи с теми, чьи интересы и права она отстаивает – с молодежью. 
В какой-то момент уполномоченный по правам ребенка обратилась не к господам заседающим, большим и умным дядям и тётям, а к молодёжи, которая присутствовала в зале:

Дайте оценку эффективности и результативности проводимым в области беседам с учащимися по информационной безопасности.

Ответ оказался неутешительным, но правдивым:

Обычные беседы неинтересны и неэффективны.

Представители Новгородского регионального отделения Российского движения школьников, присутствующие в зале, предложили создать ролики социальной рекламы, видео-акций и выкладывать их в YouTube, Instagram и социальной сети «ВКонтакте». 

Руководитель Отдела процессуального контроля СУ СК России по Новгородской области Алексей Емельянов заметил, что причинами совершения в отношении несовершеннолетних преступлений с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе интернета, явились низкая правовая культура обвиняемых, отсутствие либо ограниченный контроль со стороны родителей посещений сайтов детьми, недостаточная профилактическая работа органов образования, неорганизованный досуг несовершеннолетних. 

К слову, до 2017 года в Российском законодательстве существовал пробел в части привлечения к уголовной ответственности организаторов и участников так называемых «групп смерти», то есть уголовная ответственность наступала только при наступлении смерти подростка. На данный момент при совместной работе всех органов государственной власти, активной законодательной инициативе СК РФ удалось ввести две дополнительные статьи в УК РФ:

Статья 110.1. Склонение к совершению самоубийства или содействие совершению самоубийства (наказание 15 лет). 
Статья 110.2. Организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства (наказание до 7 лет).

Наблюдая за сложившейся ситуацией, выслушав довольно много мнений и точек зрения, в заключение скажу. Мне кажется, что к тем, кто организует «группы смерти» в сети, будет применяться фраза тогда Председателя Правительства РФ Владимира Путина «… в туалете поймаем, мы и в сортире их замочим». Ведь кем как не интернет-террористами можно считать тех, кто ради своего удовольствия или выгоды готов сознательно довести ребенка до суицида. 

Фото из открытых источников.