В центральном аппарате СК РФ не согласились с тем, что в действиях сотрудников ДПС, «работавших» с водителем-инвалидом Кириллом Максименко, нет состава преступления

Нашумевшая история с «жёстким» задержанием водителя-инвалида Кирилла Максименко произошла почти год назад – 19 января 2017-го. Известность на всю страну ЧП получило благодаря тому, что спутница Кирилла – Юлия Хомутова не только сняла на видеокамеру сам процесс применения силы со стороны полицейских, но и выложила «наработанный материал» в социальную сеть под названием «Новгородские ДПС расправляются с инвалидом». Мнения «комментаторов» разделились.

Сюжеты, посвящённые неприглядной новгородской истории, прошли по нескольким федеральным каналом. А сама ситуация на протяжении нескольких недель была одной из самых обсуждаемых в сети Интернет.

Отозвалось на неё и Следственное управление регионального СК. Несмотря на то, что сразу после инцидента командир отдельного батальона ГИБДД по городу Алексей Кашников провёл брифинг, во время которого успокаивал журналистов, сообщая о том, что всё в порядке, а «сотрудники, согласно Закона «О полиции», имели право применить физическую силу», в феврале, «по факту», в СУ СК было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), предусматривающей ответственность за «совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий (…) с применением насилия».

Следствие по делу продолжалось около 8 месяцев, но в сентябре было прекращено следователем Ильёй Корепановым «за отсутствием состава преступления» в действиях сотрудников ДПС.

Щепетильность ситуации придавало то обстоятельство, что инвалидность Кирилла Максименко связана не с заболеванием каких-либо внутренних органов, а… с отсутствием руки (ампутирована). 

А ч. 1 ст. 22 Закона «О полиции» гласит: «Сотруднику полиции запрещается применять специальные средства в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних лиц, за исключением случаев оказания указанными лицами вооруженного сопротивления, совершения группового либо иного нападения, угрожающего жизни и здоровью граждан или сотрудника полиции».

Несмотря на это, в ходе задержания кем-то из сотрудников ДПС на руку парня (обратите внимание: на одну (!) руку, ибо вторая отсутствует) был надет наручник.

Что, казалось бы, являло прямое нарушение упомянутого пункта Закона «О полиции».

Как это ни алогично, но во время следствия сотрудники ДПС заявляли, что они «не заметили» наличия у парня инвалидности, «не заметили» отсутствие одной руки. А как только заметили, сразу же прекратили противоправное действие: сняли наручники (наручник!).

Это объяснение вполне удовлетворило следователя Корепанова, сделавшего, прямо скажем, смелый вывод: «Сотрудники ДПС не были достоверно осведомлены об инвалидности Максименко». И это – несмотря на то что на протяжении всего действа (а оно заняло далеко не одну минуту) Юлия Хомутова взывала к полицейским: «Что вы делаете! Он же инвалид! Вы протез сломаете!». На слова девушки не обращали ни малейшего внимания!

…С обращением о проверке фактов (уже после вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела) к руководителю СК РФ Александру Бастрыкину в ноябре обратился хорошо известный в области депутат Государственной думы Антон Морозов.

Спустя месяц из СК РФ получил ответ:

В настоящее время указанное решение (постановление о прекращении уголовного дела – А.К.) отменено, ход расследования уголовного дела взят на контроль в центральном аппарате СК России.

В целях оперативного реагирования на возможные нарушения закона обращения направлены руководителю СУ СК РФ по Новгородской области с поручением организовать объективную и всестороннюю проверку приведённых доводов с учётом результатов следствия по указанному уголовному делу, при необходимости принять предусмотренные законом меры по защите нарушенных прав. Исполнение поручения контролируется.

…Что будет дальше, загадывать не станем.